Текущий номер

Архивы номеров

LJ

Поиск по сайту

Редакция



бесплатный шуб-тур, шубтур в Грецию, купить шубу в Греции

  Полиграфическая помощь
  Автозапчасти

#4 (538), 25 апреля 2006 года. Содержание номера...

  Рубрика: работа за границей

Запах бэби-ситтера

  Валентина Георгиевна всю жизнь проработала экономистом — сначала простым, потом главбухом, а потом вышла на пенсию и поехала в Нью-Йорк — домработницей. О том, что ждет наших женщин в американских семьях, она рассказала вашему корреспонденту.

ОТЪЕЗД

   Мысль о том, как изменить ожидаемый ход вещей, пришла мне в голову за четыре месяца до пенсии. Я работала в Петербурге, в большом строительном тресте, который к тому времени переставал быть государственным, так что деньги платили хорошие и никто меня на заслуженный отдых не выталкивал. Но я все равно собралась уходить.
   Так вот, сижу я как-то на работе – листаю газету и вижу объявление о том, что в Штатах нужны домработницы. Пошла в эту фирму – с динамичным таким названием «Вираж», а мне говорят: пожалуйста, почему бы и нет? Цены тогда были просто смешными. Первоначальный взнос 100 долларов, а когда я получила приглашение и заполнила контракт, они взяли еще 70 долларов. За билет с открытой датой в оба конца платит фирма, а визу я получила сама.
   Тогда как раз только что открылось после ремонта американское консульство у нас в Петербурге – до этого надо было ездить в Москву, а тут я очень удачно записалась и сразу с первого раза все оформила. Виза годовая 150 долларов стоила, на три года – 350. Я взяла годовую плюс 20 долларов консульский сбор. Так что все удовольствие встало мне в 340 долларов. Тогда это были большие деньги, особенно для пенсионерки.
   Для того, чтобы меня выпустили, потребовалось, конечно, собрать целый пакет документов: форма 9, подтверждение того, что у меня здесь есть площадь, метрики детей и внуков, ну и прочие свидетельства того, что я не собираюсь оставаться там навсегда. Не обошлось без лукавства. Дело в том, что рабочую визу тому, кто едет в качестве домработницы или няни, не получить по той простой причине, что данный вид деятельности – присмотр за детьми и ведение домашнего хозяйства – в Америке как работа не рассматривается. А няньки и домохозяйки там очень нужны – поэтому бэби-ситтинг и хауз-киппинг по гостевой визе совершенно легален и нарушением закона не считается. В Нью-Йорке множество агентств, которые специально занимаются трудоустройством русских женщин. Регистрации в тамошнем комитете по занятости мы как домработницы не подлежим, но все регулярно проверяется Интерполом, и прятаться от полицейских и ничего скрывать нам не надо.
   Но прежде чем получить статус законопослушной домработницы там, пришлось сначала немного поврать здесь. В консульстве я сказала, будто всю жизнь собиралась навестить свою знакомую, копила деньги. Я вообще-то врать не люблю, но тут я настроила себя заранее, это страшное психологическое напряжение. Так как приглашение, которое сделала мне фирма, пришло из семьи, уехавшей в середине 80-х из Ленинграда, а фото приглашающего тогда еще не требовалось, я представила себе реальную Анечку, с которой мы когда-то вместе работали. Мне и сочинять ничего не нужно было: у нас полтреста, с кем я работала, уже давно там, в Нью-Йорке. Я все про нее вспомнила, рассказала, а потом показала несколько снимков, сделанных «кодаком»: вот мы на взморье, а вот у нее на даче.
   Внутри, конечно, у меня было противно, но иначе – нельзя. Без достоверного приглашения от солидной фирмы визы на въезд в США не дадут. Передо мной в консульстве проходила собеседование группа, человек 20 – они ехали по обмену опытом. С них собрали по 20 долларов и отправили по домам: мол, ваш опыт нам не нужен, хотя аналогичную группу американцев наша сторона приняла.

ВСТРЕЧА

   Итак, с экземпляром контракта и с билетом туда – обратно вы летите в Нью-Йорк. Несмотря на то, что контракт между мной как работником и американским посредническим агентством был подписан еще дома, – в какой именно семье я буду работать в Штатах, выясняется уже в самом Нью-Йорке, и то не сразу. Меня встретила в аэропорту Кеннеди президент этой фирмы – дочка одного профессора из Ленинграда – и отвезла в гостиницу, где в специально снятых номерах новоприбывшие живут 2-3 дня, пока фирма подыскивает им семью. Граждане США – как коренные, так и эмиграция – если им нужна домработница, обращаются туда с заявками, и по мере того как мы туда приезжаем, с нами знакомятся и нас выбирают – обычно одну из 4-5 кандидаток. Сначала – собеседование: кто ты да что, сколько детей вырастила, сколько внуков. Окончательное решение за хозяевами, но и мы тоже можем выбирать. Если бы я почувствовала, что не справлюсь с трехмесячным ребенком, могла бы отказаться, но я детей люблю, у меня уже две внучки.
   Бывает и так, что бэби-ситтер согласится, поживет в доме два-три дня, а ей там не понравится – можно позвонить в фирму, вас заберут опять в агентство и предложат другую семью. Так бывает раз, другой, третий. Если вы в принципе не можете ни с кем ужиться - фирма свои усилия по поиску для вас чего-нибудь подходящего продолжать, конечно, может, но уже за ваши деньги: вы должны ей свою недельную зарплату – 200-300 долларов. Но невостребованными наши женщины, как правило, не остаются – слишком большой на нас спрос.
   Наши женщины ценятся, во-первых, потому, что они, как говорится, на все руки: и детей нянчить, и убирать и стирать, и не слишком требовательные. В англоязычных семьях домработницами работают и филиппинки, темнокожие, и женщины из Малайзии. Наши эмигранты, перебравшиеся туда десять-двадцать лет назад, берут хауз-кипперов исключительно из бывшего СССР – русских, украинок, белорусок.

СЕМЬЯ

   Понятно, что большую часть эмиграции из бывшего СССР составляют еврейские семьи. Они очень разные. Те, кто в Союзе испытывал давление, сейчас, конечно, стараются отыграться на русских - пусть это будет домработница. И отыгрываются сполна – и швыряют, и обзывают, и выгоняют.
   А мне с семьей повезло. Они были из Ленинграда, уехали году в 78-м. Мои хозяева – Лена и Игорь – были тогда детьми 12 лет, так что выросли, получили образование и поженились они уже в Нью-Йорке. Жили они в нью-йоркском пригороде, в собственном трехэтажном доме, купили в кредит. Работали в каком-то офисе в самом центре Нью-Йорка, в Манхэттене: она, как и я, главный бухгалтер, он – очень сильный электронщик.
   По возрасту – лет 28 – они как раз годились мне в дети, а общий язык я с ними нашла, кажется, благодаря близости профессиональных интересов и некоторого родства интеллектов: она экономист – я экономист, они петербургскую архитектуру часто вспоминали – и я ее люблю, даже водила экскурсии несколько лет. Отношения у нас были великолепные. Когда я заболела, так чего они только не делали все, чтобы меня вылечить. Лекарства там страшно дорогие, но Лене очень не хотелось меня потерять, чтобы не менять ребенку – девочке-няню.

РАБОТА

   Ребенок в 6 утра просыпается, они еще спят, я бегу на кухню, беру ее формулу – так у них детское питание называется, для каждого возраста формула своя – выливаю ее в бутылочку, ставлю в нагревательный рожок, подогреваю, она сосет и снова спит – где-то до полвосьмого. Я после 6 часов заснуть, конечно, уже не могу, но из детской не выхожу, чтобы не мешать – они встают в это время, идут в ванную, послушают: у нас все тихо – и уходят. На ребенка посмотреть даже не заглядывают. А вечером полчасика-часик повозятся, на руках подержат.
   Но вот слышу, машина завелась, отъехала – тут я уже встаю. И начинаю потихонечку: обошла все ванны, скинула мокрые полотенца на пол, потом все, что стирать, снесла вниз. Я белоручкой себя не считаю, всю жизнь работала, и дом был на мне: дети, кухня, уборка. Но в Америке поначалу, первые недели две думала, что с хозяйством не справлюсь.
   Три этажа: наверху спальни и детская, внизу – гостиная и холлы, кухня посередине, и все это огромных размеров, и все это надо убирать, мыть, чистить – так и бегаешь целый день: вверх-вниз, вверх-вниз. Слава Богу, сад, хотя и был – но не на мне: раз в неделю приходил садовник, подстригал газончики и подравнивал кусты, а так – тишина, покой, белочки, зайчики бегают.
   Вообще-то они сказали: «Валя, ради Бога, ничего не делай, лишь бы мы были уверены, что наш ребенок будет в чистоте и порядке». Ну готовить я почти не готовила, они дома практически ничего не ели: с утра выпьют кофе – и на работу, вечером приходят, чего-нибудь перекусят и за компьютер. А из остального старалась делать абсолютно все. Пять-шесть спален, несколько туалетов, несколько ванных комнат. Подвал, чердак, холлы, лестницы, все полы в коврах, а мебель, панели стен – полированные, и все это надо чистить, мыть, протирать. Ну, пылесосила я раз в неделю, а каждый день – то зеркала протрешь, то окна. Там везде у них зеркальные поверхности, пальцем прикоснешься – все видно, вот и ходишь протираешь – один спрей для полировки, другой для ковров, третий – для мебели. Сначала я была в панике, думала, что никогда не пойму.
   В доме полно техники – посудомоечные машины, стиральная машина-автомат, сушильная машина – тоже автомат, пылесос, микроволновая печь – никак не могла ко всему этому привыкнуть. Одни радиолы с магнитофонами чего стоили – Лена с Игорем хотели, чтобы девочка спала под Шопена, Бетховена или Чайковского – и я должна была знать, где какие кассеты, как их поставить, как снять.
   Потом как-то стало легче... Посуду я мыла раз в день – складываешь с утра все кастрюли и тарелочки, вечером запускаешь, ночью они сами крутятся-вертятся, а утром вытаскиваешь уже сухую посуду.

РЕЖИМ

   Я за весь год предоставленной мне комнатой так практически и не воспользовалась – они ночью к ребенку не встают, иначе они не выспятся и работать не смогут. Несмотря на то, что в доме множество пустых спален, я спала в детской – иначе бы не услышала, когда девочка закряхтит и начнет плакать, когда надо дать водички или поменять памперсы. Выматываешься ужасно и выходного ждешь. На выходные – по воскресеньям – меня обычно забирали друзья, в основном по бывшей работе, возили в Манхэттен, вечером я возвращалась, хозяева мне сдавали ребенка, сами как выжатые лимоны оба – и отправлялись отдыхать к друзьям, у них там дринки всякие – или в ресторан.
   С другими русскими бэби-ситтерами я не встречалась: в Америке вообще очень разобщенный стиль жизни, не как мы все время в гости ходим друг к другу. Никто ни с кем не общается. И с мечтой выучить как следует английский язык я тоже рассталась очень скоро: с ребенком и с хозяйством это не потянешь.
   Многие в Штатах живут как и мои хозяева: когда дома – на одних сэндвичах. Но в агентствах, которые трудоустраивают наших женщин, знают, что есть и любители хорошо покушать. У них работать тяжелее. Хауз-кипперам приходится целый день готовить. Среди наших эмигрантов есть такие, кто уехал двадцать лет назад, но до сих пор любит борщи, блины, пироги, солянки, ботвиньи и так далее. В такие семьи стараются направить хауз-кипперов, которые любят стряпать, умеют и готовы делать это целые дни напролет.
   Но бывают и обратные случаи. Одна приятельница рассказывала мне, что пришла она, а хозяйка ей говорит: я, мол, вегетарианка, ничего не ем, так уж ты как-нибудь сама – что в холодильнике найдешь, то твое.

ПАНСИОН

   Хотя это нигде не оговорено специально, хозяева должны обеспечивать бэби-ситтера хорошим питанием, так принято. У нас холодильник был вечно набит: внизу десятки банок с соками, минеральная вода, выше все заполнено разными пакетами, упаковками, коробочками. Мне каждую пятницу было ужасно жалко, когда Лена начинала чистить холодильник – выбрасывать лишние, то есть практически все продукты, там размораживать ничего не надо, все это происходит автоматически.
   Хозяева питались вне дома, а я – ну сколько я могу съесть, особенно летом – там такая жара, мне только фрукты да соки нужны были. И вся масса нетронутых, нераспакованных даже продуктов шла в гарбидж, на помойку. А на следующий день они садились в машину и ехали за следующей партией продуктов, которую ждала та же судьба. У них там сейлы постоянные, распродажи, и они знали, в каком магазине что лучше покупать. Если берется оптом – это значительно дешевле, а для постоянных покупателей делаются скидки – до 70 процентов: сегодня, скажем, на рыбу скидка, завтра на сыры, послезавтра на бакалейные изделия. В почтовый ящик регулярно кладут такой вестник, Лена приклеивала его на холодильник, чтобы помнить, куда ехать за покупками в следующий выходной.
   Домработницы по типовому договору живут на полном пансионе. Полный пансион – это значит, что вас не только кормят. Как только я приехала к ним в дом, Лена спросила, каким кремом я пользуюсь, я сказала – и она тут же накупила мне сразу на десять лет вперед – и гелей всяких, и шампуней, а так у них все это в ванных в огромном количестве. И во всем остальном изобилие – страшное. Для ребенка трехмесячного одеждой полная стенка завешана, а надевают на нее, может быть, сотую часть всего этого. Не меньше вещей и у них самих.
   При том, что они одеваются очень просто, гардеробы там колоссальные, во всю стену – это его висят рубашки, такая же огромная стена – ее костюмы. Масса одежды просто невостребованной – она купила что-то, и вещь у нее лежит – ну а что делать, если у нее триста таких вещей? А не покупать они не могут – это просто инстинкт. Они ничего не едят, но идут и покупают, а потом выбрасывают на помойку. Они ничего не надевают, но идут и покупают, а потом отдают в Армию спасения.
   В результате многие бэби-ситтеры, возвращаясь домой, привозят с собой огромные чемоданы вещей – не только для себя, но и для родственников: при прощании хозяева дарят... Одежда эта совершенно новая, не надеванная ни разу.

ДЕНЬГИ

   Первые 12 недель вы не получаете вообще ничего. Деньги, которые платят хозяева, идут только фирме – в счет оплаты билета и ее услуг. Все это время ваш обратный билет и загранпаспорт находятся в фирме. Через эти 12 недель мне начали платить: сначала 180 долларов в неделю, потом видят, что все хорошо – добавили до двухсот. Вообще для наших бэби-ситтеров ставки такие: в русскоязычных семьях – до 200, а если ты знаешь английский – даже на бытовом уровне – можно работать в англоязычной семье, где оплата намного выше – до 350 долларов. В Петербурге, когда я устраивалась, мне казалось, что на работу с языком я претендовать не могу. Через месяц стало ясно, что для обиходного общения моих знаний вполне достаточно. Но когда через полгода появилась возможность перейти в англоязычную семью, я этого сделать не смогла: не хватило совести бросить моих хозяев и девочку – она уже ко мне так привыкла, что маму с папой видеть не хотела, все ко мне тянется.

ЗАПРЕТЫ

   Нельзя курить, нельзя пить, нельзя водить к себе гостей. Вот в самом начале приятельницы приехали ко мне, так хозяйка сразу сделала замечание: Валя, мол, нежелательно, потому что мы оставляем на тебя ребенка и дом и не хотим, чтобы сюда приходили посторонние. Я извинилась, и на этом инцидент был исчерпан.
   Конфликт может возникнуть, когда бэби-ситтер грубо обращается с ребенком – тут все очень легко проверить. Не знаю, во всех домах или нет, но там стоят прослушивающие устройства. Это совершенно точно: во-первых, нас предупреждали еще в агентстве, а во-вторых, я сама видела кассету и слышала запись, из-за которой одной моей коллеге пришлось расстаться с хорошим местом. Хозяйка сделала ей замечание и ушла на работу, а та начала звонить своим друзьям и крыть ее матом.
   Техника там сами знаете какая, мы никогда ее не увидим. На себе я прослушивание обнаружила методом, так сказать, логического сопоставления.
   Меня взяли, когда ребенку было 3 месяца, а до этого времени была другая бэби-ситтер – тоже наша, русская, – и вот хозяева мне как-то говорят, что у нее девочка много плакала, а когда родители приходили домой и спрашивали, как прошел день, она отвечала, что все нормально, все хорошо. «Я, – говорит моя Лена, – ей не верила». Как она могла не верить, если ее целый день дома нет и вечером, с родителями, ребенок спокойный? А мне она потом сказала, что вот предшественнице твоей я, мол, не верила, а тебе, Валя, верю.
   По той же причине не рекомендуется также и сплетничать, особенно в русскоязычных семьях. Бывает, хозяйка позвонит с работы, скажет, к примеру: «Гулять сегодня не надо – он вчера у вас простудился, и не забудьте выключать свет в ванной – вы часто забываете», да еще тоном каким-нибудь этаким – обидно, конечно. Бэби-ситтер вертится целый день как белка в колесе, готовит, кормит, моет, чистит, возится с чужим ребенком, а тут еще попреки – ну и сорвется с языка что-нибудь вроде «Сами вы его вчера простудили!». Но вообще спорить с теми, кто тебя нанял – себе дороже, поэтому наша домработница старается промолчать, а потом садится на телефон и – давай названивать подругам: а моя-то такая-сякая-разэдакая – и ну ее по-всякому. А все прослушивается.
   Ни в коем случае нельзя и навязывать свои методы воспитания. В самом деле, в одной семье, например, говорят: «Ты должна быть добрая девочка, делись своими игрушками» – как я своим всегда говорила, а в другой – готовят ребенка к борьбе: «Ты должен выжить в этой жизни, никому ничего не давай, это твое, и пусть никто не трогает». Тут не угадаешь, да это и не твое дело. Твоя забота, чтобы ребенок был чистый, накормленный, здоровый и улыбался.

АМБИЦИИ

   Самое трудное для наших женщин – понять, что бэби-ситтер и хауз-киппер – это всего лишь нянька и домработница, и ничего более. Для многих смирить себя и отказаться от амбиций оказывается не под силу. Русские женщины в большинстве своем сегодня не привыкли жить по указке. Пусть и не слишком обеспеченные, они остаются самостоятельными, энергичными, властными, заправляют всем и дома, и на работе. Да и для того, чтобы собраться вдруг за океан, нужна немалая решимость и энергия. А у работающей, ну, или работавшей, женщины обычно есть еще и профессиональное честолюбие и личные амбиции. Что вполне понятно – но совершенно не требуется и даже, наоборот, сильно мешает нашим женщинам за рубежом.
   Если ты едешь в США домработницей или бэби-ситтером, надо прочно забыть, какие должности и посты ты занимала в России, а также о том, что у тебя высшее образование, а то и ученая степень. Тебя зовут не лекции читать, а мыть посуду, стирать белье и няньчить ребенка. Именно это и оговорено в контракте. А если ты будешь выставлять свои требования, поучать хозяев, у которых неполное среднее, восклицать «Ой, да я компьютер лучше вас знаю!» или предлагать «Давайте я вашего сына английскому поучу» – вам укажут на дверь. Наших специалистов очень ценят, но только тех, которые приглашены именно для квалифицированной работы, а если ты приехал на подсобные работы, то и изволь ими заниматься.
   Смириться удается далеко не всем. Со мной вместе назад летела женщина, которая еле-еле отработала обязательные 12 недель – и больше не продержалась ни дня. Она пробовала работать в нескольких семьях, но не ужилась ни с одной хозяйкой. Ни копейки, она, конечно, не заработала, но домой возвращалась с облегчением: ничего мне не надо, ни Америки, ни денег, только бы никто мною не командовал...
   Некоторые едут хауз-кипперами с надеждой, что, отработав положенные 12 недель, уйдут от хозяев на вольные хлеба – найдут работу получше. Среди моих знакомых сделать это никому не удалось. Во-первых, нужны деньги, чтобы снять хоть какую-то комнату, как там говорят – студию, и хоть чем-то питаться, а во-вторых, каждое утро в пять часов надо бегать в центр города в службу занятости и ждать в огромной очереди, когда тебе на час-два предоставят работу. В принципе, такую же, как у хозяев: та же мойка стекол, уборка, стирка – тяжелый, низкооплачиваемый труд
   Так что прежде чем ехать на такую работу, надо все взвесить, и если уж поехала – сдерживаться и свой характер не показывать: ты живешь на всем готовом и откладываешь по 200 или 350 долларов в неделю – так что смири себя. Если же антагонизм непреодолим – надо идти в фирму и просить другого места. Но были случаи, когда обе стороны понимали, что с работой бэби-ситтера и хауз-киппера претендентка не справится – просто потому, что она не хочет быть «простой» нянькой и домработницей и когда ехала, мнила, что ей удастся занять в доме место домоправительницы фрекен Бок из «Карлсона, который живет на крыше». Увы, таких не любят не только дети.

ВАННАЯ

   Но русским женщинам мешают работать не только их собственные амбиции. Как у нас часто бывает? С утра до вечера хозяйка готовит, моет, чистит, скоблит – в результате в доме все блестит, а сама она в замызганном халате и, простите, пахнет от нее отнюдь не свежестью. Такая неопрятность может оттолкнуть не только мужа, о чем когда-то любили писать наши женские журналы, но и работодателя. Удивительно, но при таком обилии дезодорантов, гелей и спреев, шампуней и разного мыла – и при том, что в квартире, как правило, 2-3 ванные комнаты, наши женщины так и не привыкли ими пользоваться. Сами хозяева очень чистоплотны – моются по пять раз в день, летом, когда жарко, просто из душа не вылезают. А личная опрятность – одно из главных требований к претендентке на должность бэби-ситтера. Ребенок целый день с нянькой, и если она, например, тайком выкурит где-нибудь сигарету или привыкла ходить в баню раз в месяц и спать ложится немытая, и встает немытая – ее запах передается и ребенку. Есть даже такое выражение: «Ребенок пропах бэби-ситтером». Нет, сразу вас не уволят, сначала просто порекомендуют почаще мыться, но если вы не прислушаетесь к этому совету, придется искать место у людей, страдающих хроническим насморком, а таких, надо сказать, очень немного.
   В принципе, здесь можно устроить свою жизнь. Можно дать объявление в газете, можно и самой найти мужа по газетам, причем в отличие от нашего брачного рынка немало предложений и от мужчин самого разного возраста. У кого-то жена умерла, кто-то развелся, кто-то вообще приехал один. Наши женщины выходят замуж в основном за своих же, за русскоязычных американцев, но у кого есть матримониальные планы, тот уже изначально уезжает из России с этой целью. То есть женщина работает, зарабатывает, а по выходным старается бывать на людях и заводить полезные знакомства. Те, кто хочет общаться, всегда найдет куда пойти. Там есть такие содружества, что-то типа землячеств. Сегодня встречается группа бывших ленинградцев, завтра – москвичей. Немало и зрелых людей, которые не прочь создать семью. Меня это в принципе не итересовало, я очень скучала по своим и рвалась домой.

СВОЕ ДЕЛО

   Так как у меня, слава Богу, все было хорошо, девочка в прекрасном состоянии, мои Лена и Игорь надо мной тряслись: «Валя, посиди», «Валя, отдохни», «Валя, съешь то». Но я продлевать контракт не стала, так как очень соскучилась по своим детям – и вернулась. Но вернулась не просто так.
   Про женщину – президента фирмы по устройству русских женщин, которая встречала меня в аэропорту Кеннеди, я уже рассказывала. У нее там свой бизнес уже 4 года. А сама она уехала 7 лет назад, получила гражданство, вышла замуж, и сейчас у нее там дети и мама. И, провожая меня, она вдруг предложила мне работать с ней и в дальнейшем: организовать посредническую фирму для набора наших женщин домработницами и бэби-ситтерами в Штаты, и партнерствовать с нею. Для меня это было довольно неожиданно – я всю жизнь работала только в государственных учреждениях и ничем частным никогда не занималась. Но я приехала в Россию. Поговорила со своими. И решила попробовать. Позвонила в Америку, сказала, что я согласна, потом пошла в нашу Петербургскую миграционную службу, мне там дали добро – пожалуйста, вы таким образом помогаете решению проблем безработицы.
   Среди претендентов на должность хауз-кипперов и бэби-ситтеров предпочтительнее женщины за 40, которые вырастили своих детей, а у нас это – самая уязвимая категория. Их чаще всего увольняют, и именно им труднее всего найти новую работу. А тут – пожалуйста, есть возможость трудоустройства без всякой профессиональной подготовки и за очень неплохие по нашим меркам деньги. Миграционная служба выдала мне лицензию.
   Домработница, несмотря на то, что общительность – одно из необходимых требований, предъявляемых к этой профессии, целые дни проводит дома одна, а няня – с маленьким ребенком, с которым ни о чем взрослом не поговоришь – да это и не рекомендуется. А когда хозяева находятся дома – в их обязанности вовсе не входит развлекать свою домработницу, в вашем присутствии они вообще могут переходить на английский, так что о светских беседах, не говоря уж о разговоре по душам «на кухне», на все время контракта надо забыть и приготовиться к одиночеству.
А мы, как известно, с детства всегда готовы. Ко всему.

  Вернуться к содержанию номера

  Следующая статья: немки требуют реформ [секс]


Полезная информация:
- работа за границей
недвижимость за границей
- лечение за границей
- эмиграция и иммиграция
- образование за границей
- отдых за границей
- визы и загранпаспорта
международные авиабилеты


  Реклама на сайте

Вскрытие Сейфов и Замков


Перепечатка материалов возможна только при установке гиперссылки на сайт www.inostranets.ru
© iностранец, info@inostranets.ru