Текущий номер

Архивы номеров

LJ

Поиск по сайту

Редакция



бесплатный шуб-тур, шубтур в Грецию, купить шубу в Греции

  Полиграфическая помощь
  Автозапчасти

#1, 04 апреля 2006 года. Содержание номера...

  Рубрика: путешествия

Где б вас ночь ни застала

ОПЫТ ЖИТЬЯ ЗА ГРАНИЦЕЙ БЕЗ КРЫШИ НАД ГОЛОВОЙ

   Не то рыдая от тяжести и неудобства моего багажа, не то матерясь в голос, вышел на станции Chalk farm. Дальше - пешком. Следует разыскать улицу Grafton Terrace. Карты Лондона у меня не было. Зато она висела на выходе из метро. Срисовав схему нужного направления, отправился на поиски жилища мисс Анны Кэрей, которое его любезная хозяйка согласилась разделить со мной за умеренную плату. Типичный "хомстэй", организованный на время курсов английского в ближайшем колледже.
Ну вот и пришел. Дом № 20. Три ничем не маркированные кнопки звонков. Жму на все подряд. Из домофона раздается голос:
- И какого, - типа того что, - хрена?
- Мисс Кэрей, плиз?
- Ее звонок другой.
- Какой?
- Другой. На двери.
- Но они все на двери, мэм.
   Пауза. Щелчок замка. Из дверного проема высовывается мэм с видом, не вполне довольным. (И чего - казалось бы, время детское, всего-то первый час ночи?) Высовывает руку наружу и жмет правильный звонок. Звонок звенит на весь дом. Тетка кидает на прощанье что-то вроде "не уверена, дома ли Анна". И захлопывает дверь. Я, несколько обескураженный, еще немного понажимал звонок. Звонок исправно трезвонил, тщетно пытая безмолвие настоящего английского дома. И когда я уже собрался пойти куда глаза глядят, прямо надо мной распахивается окно, оттуда высовывается старушка и строго так спрашивает:

- Это ты в звонок звонил?
Ну, все, думаю. Дозвонился. Сейчас кипятком ошпарит.
- Да, я, мэм. Найс ту мит ю.
- Ты кто такой? Что тебе надо?
- Анну Кэрей, - дескать, - хочу. Жить я к ней пришел.
- А я тебя не знаю. И вообще, у меня до воскресенья жить негде. Мест нету, ты понял? - И захлопнула окно.
   Вот приключение. Надо сказать, дурацкое. Все бы ничего, погода славная, и спальник есть, но вот только если б эта монументальная гора вещей не вселяла ужас перспективой ее перемещения в пространствеѕ Она так органично слилась со стенами, что ее передвижение было бы насилием над ландшафтом. В этот момент окошко снова распахивается, старушка высовывается, швыряет в меня книжкой и гнусавит следующее:
- Вот тебе справочник дешевых гостиниц. Звони, договаривайся, может, где и будет место.
- Эй-эй! Постойте, - завопил я, увидев, что она собирается снова исчезнуть. - А можно часть вещей у вас оставить?
- Ну, это запросто.
   Через минут пять она спустилась и забрала то, что я счел нужным не таскать с собой. То есть почти все.
- Не беспокойся, я за всем присмотрю. - По мере того, как она просыпалась, в ней, в свою очередь, просыпалась радушная хозяйка. - Слушай, ты голодный? Хочешь чего-нибудь?
- Только воды.
- На. И, это, извини, что так получилось. Это не моя вина. В колледже твоем чего-то напутали.
   Да господи, вот бы еще я из-за этого переживал. Вещи пристроил, и слава богу. Остальное - просто ерунда. В конце концов, это даже забавно - еще и в Лондоне побомжевать. Сейчас я далеко бомжевать не пошел, а бухнулся под деревом прямо на траву на соседней улице. Расстелил "пену", достал спальник и классно так откинулся. Уснул не сразу. Валялся, слушал, как шелестят листья клена, что приютил меня, и попивал свой "Хеннесси" из шереметьевского duty free. Ну что за wonderful world!, как пел незабвенный Луи Армстронг.
   Рассвет застал меня примерно в том же состоянии - счастливым и отхлебывающим бесконечный "Хеннесси". Однако пора пробуждаться к активной жизни и восстанавливать утраченные с вечера навыки прямохождения. Получилось с первого раза.
   Далее следовало приготовиться к встрече с Лондоном. Осмотрев себя, пришел к выводу, что сам я парень хоть куда, а вот мои джинсы уже перестали отвечать прямому назначению одежды и более не способны скрывать мою наготу, ибо энтропия поглотила их материальность. Выражаясь проще, они продрались в лохмотья. Странно. Я спал или всю ночь ползал по кустам терновника? Но все это не страшно: когда в запасе есть еще одни штаны, ты чувствуешь себя не быдлом подзаборным, а как минимум Вильгельмом Завоевателем. Совершив переоблачение на глазах одинокого лондонского собаковода, я подарил свой потерявший функциональность, а значит, отошедший в область чистых символов наряд духу того дерева, под которым нашел приют, - забросил экс-джинсы на ветки и отправился в город.
   Пока я шел от окраины к центру, наступил день. Перво-наперво купил какой-то простой еды. Шел по Chalk Farm road и жевал, заходя в открывающиеся магазины: нужно было купить переходник для английских трехфазных розеток и местную SIM-карту для мобильного телефона. В конце Оксфорд-стрит начинается Гайд-парк. Там я повалялся на траве, рассылая друзьям эсэмэски со своим новым номером. Потом перебрался в кафе, воткнул в розетку ноутбук и до ночи глючил над каким-то текстом. Гулять мешал дождь. К счастью, к ночи он кончился.

   Хорошо днем бродить по миру, а ночевать там, где застанет ночь. Нет, конечно, на всякий случай я по телефону забронировал номер в каком-то хостеле, что в конце черной, северной ветки метрополитена. Только не больно-то он мне и нужен. Ну, приеду я туда через час, спать лягу, часов через шесть проснусь и уйду, не успев насладиться всеми его фасилитисами. Если бы дождь продолжал идти, тогда, пожалуй, да. А так - насколько приятнее заспать под тысячелетними кленами Сент-Джеймс-парка, внемля крику ночных птиц.
   Парки Лондона монументальны. Это монументы дикой природе. Ночью деревья подсвечены зеленоватым приглушенным светом, который возвращает урбанистическому пространству призрачность первобытного леса. А в двух шагах гудит Биг Бен. Но гудит не как, не как время на службе государства. Ночью государство спит, и Биг Бен гудит как время в чистом виде. На куранты, короче, не похоже.
   Надо сказать, что и полиция, и разного рода темные личности здесь весьма любезны к тем, кто ночует на лавках парка Сент-Джеймс. Полицейские, проезжая мимо, раскланиваются и говорят приветливо "хай", а темные личности сразу грабить вообще не лезут, а терпеливо ждут, когда ты уснешь, чтобы не нанести тебе душевную травму, и в ожидании прохаживаются вокруг, сужая круги. Иногда кто-то из них подходит слишком близко. Тогда посмотришь на него из-под спальника недобрым взглядом, и он сделает вид, что не рюкзак из-под головы вытягивал, а тебе подушку поправлял, тут же отскочит и с безопасного расстояния проворкует: "Good night! Have you sweet dreams!" После этого минут на сорок можно расслабиться и заснуть покрепче.
   Как бы чутко вы ни спали, всегда есть риск не успеть вернуться из садов Морфея в самый ответственный момент. И тогда у вас что-нибудь украдут. Помнится, в Риме ночевал я на лавке в саду напротив Колизея. Так какой-то бомж спер у меня гитару. За гитару можно было только порадоваться. Купленная в прошлой жизни за 20 рублей в Петербурге, она, побродив по миру, канула в небытие у Колизея под зимним, пронзительно звездным небом. Хотя почему в небытие? Теперь римские бомжи под нее поют свои сиротские песни в римских же подворотнях. А может, они ее продали на толкучке, и теперь, в час, когда дует сирокко, некий благородный синьор из рода Медичи или Наварра музицирует для своей возлюбленной на балконе загородной виллы. Или ее купил русский эмигрант и, набубенившись граппы, опять-таки в час, когда дует сирокко, блажит под нее что-нибудь очень одесское. Тогда для гитары вообще ничего не изменилось.
   О чем это я? Ах да, о том, что вредно долго спать, когда ночуешь на скамейке в любой из столиц мира. Эту мысль я высветил в своем сознании в ту лондонскую ночь и, чтобы окончательно проснуться, проговорил ее вслух. После чего встал, скатал спальник и отправился прочь из парка Сент-Джеймс, к великому разочарованию темных личностей, которые так и не дождались, когда я усну настолько, что перестану их замечать. А я просто перешел в Гайд-парк, где преспокойно досмотрел свои те самые sweet dreams, которых столь любезно и настойчиво мне желали обитатели Сент-Джеймса.

   Это очень несложная тактика, которая, конечно, есть ноу-хау, но ведь господь учил делиться. Поэтому позволю себе несколько рекомендаций для тех, кто во время поездок за границу вынужден или желает жить на лавках (или под лавками, в зависимости от наличия осадков).
   Несмотря на то, что типы, промышляющие воровством в Европе, практически никогда не применяют насилие к личности, туристу-скамеечнику желательно иметь какой-нибудь газовый баллончик (не с ипритом, разумеется). Хотя бы для самоуспокоения.
   Перед сном все ценные вещи закрыть в камере хранения где-нибудь на вокзале. Там, где есть дешевые автоматические ячейки, одну из них вообще можно сделать своим шкафом. Если вещей немного, попытаться их все разместить в собственном спальном мешке. Уж фото- и видеокамеру, а также отснятые материалы точно стоит.
   Если рюкзак большой и пристроить его невозможно, то надо найти скамейку типа "диван", чтобы был хотя бы один подлокотник. К нему прислоняете рюкзак, сами наваливаетесь на него спиной и в таком положении спите. Это удобно. Хорошо бы приобрести специальные "противоугонные" приспособления для рюкзаков, чемоданов и т. п. Известны механические блокираторы (просто тонкий трос или металлическая сетка) и сигнализации (такая штука, цепляется к багажу и, когда надо, истошно гудит). И то, и другое имеет свои недостатки: трос можно перекусить кусачками, а сигнализация гудит еще и когда не надо. Обувь на ночь можно даже снять, если конечно, это не новый гортексовый "Соломон" за двести баксов. Видел однажды такие в Париже. Они аккуратно стояли рядом с телом, спящим под мостом через Сену в дорогом спальнике фирмы North Face. На этих ботинках аккуратно висели белоснежные носочки. А тело, выставившее на всеобщее обозрение целое состояние, безответственно храпело так, что мост аж трясся. Этот натюрморт даже мной был воспринят как вызов обществу. Что говорить про тех, у кого не то что белых - никаких носочков лет десять как не водится. Уж не знаю, во что этот тип обулся поутру - ведь в Париже порой и с ног могут ботинки стянуть. Короче, ботинки можно не снимать, а если невмоготу - за шнурки привязать под лавкой. Нет, я не издеваюсь, сам так делал. Во-первых, их так не сразу заметно, во-вторых, никто там ползать и их отвязывать не будет.
Побоятся разбудить хозяина.
   Преимущество ночующего на улице европейских столиц: он живет в самом сердце города. Поэтому ему доступно главное счастье бомжа - ему никуда не надо спешить. Итак - пара слов о возможных местах для ночлега в главных европейских туристических городах.

   Рим. Зеленая зона у Колизея. Достоинства: вид на Колизей, подходящая по всем параметрам скамейка, близость фонтана с питьевой водой, у которого можно утром умыться и почистить зубы. Недостатки: место относительно оживленное, фонарь светит в глаза, поблизости в кустах уже который год ночует клан каких-то беженцев с женами и маленькими детьми. Не агрессивны, но вороваты.

   Венеция. Зеленая зона в верхней оконечности левого берега S-образного Гранд-канала. Достоинства: спокойное место, имеется детский городок со всякими домиками, в которых можно укрыться в непогоду, относительная близость от центра. Недостатки: отсутствие источников питьевой воды.

   Флоренция. Агрессивность местных попрошаек не вызывает желания спать в центре города. Особенно у вокзала. Лучше уехать в спальные районы и прилечь в каком-нибудь палисаднике.

   Милан. Не вздумайте ложиться на землю рядом с вокзалом. Крысы. Здесь даже самые местные бомжи спят на поддонах от автопогрузчиков, возвышаясь, как острова, над колышущейся поверхностью моря серых спинок. Ступайте лучше к замку, что на кремль похож (он прямо перед остановкой международных автобусов), потом вдоль его стены - налево. Там есть приятная рощица. Можно расположиться под деревьями. Недостатки: отсутствие скамеек, и утром вокруг будут ходить в больших количествах люди, долго не поспите.

   Сиракузы. В непогоду имеет смысл идти ночевать на вокзал, где, в отличие от многих европейских вокзалов, зал ожидания не закрывается. Рядом бесплатный сортир с теплой водой. Недостатки этого варианта: наличие в том же помещении бомжей, которые во сне кричат и пукают. Альтернатива - идти на набережную, где есть нормальные скамейки, или расположиться на камнях за кромкой прибоя, на которые в некоторых местах переброшены мостки. Фантастическая ночь под шум прибоя под сенью звезд в этом случае обеспечена. Недостатки альтернативы: отсутствие по соседству бомжей, без которых вы под этими звездами теряете не только социальную, но и любую идентичность: здесь, на краю мироздания, вы уже не знаете, кто вы такой.

   Париж. Зеленая зона с табличками "sport area" на берегу Сены. Если стоять лицом ко входу в Нотр-Дам, то на правом. От Нотр-Дам идти буквально минут пять-десять. Там можно даже палатку поставить. Недостатки - отсутствуют.

   Стокгольм. Практически везде. Город чрезвычайно зеленый и во всех отношениях удобный. Питьевая вода - тоже везде; воду можно пить из озера даже в городе. На city bus terminal имеются камеры хранения за 5 крон в сутки. Летом особенно приятно расположиться в саду Розенталь, где резиденция монарха. Конечно, из-за почтения к короне желательно не укладываться прямо под ее забором, а занять скамейку с той стороны, что ближе к центру города. Там их великое множество, все имеют ширину спины человека среднего телосложения, то есть очень удобные. Единственный недостаток: начиная с шести утра там будут топотать толпы бегунов, впрочем, на них можно не обращать внимания. Зимой, когда ветер хлещет в лицо дождем со снегом, можно забраться на одну из пришвартованных к берегу яхт под брезент. Там достаточно места, чтоб вытянуть ноги. Достоинства: психофизический комфорт от чувства обладания кровлей в тот час, когда за ее пределами шторм. Недостатки: брезентовая кровля хлопает на ветру, и снег залепляет глаза, что мешает наслаждаться видами ночного Стокгольма.

   Берлин. Любой из зеленых массивов в самом центре, их аллеи вполне годятся. Недостатки: местная полиция будет пытаться выяснить, чего это ты тут валяешься и надо ли чем помочь. Они будут думать, что тебе плохо, а тебе как раз наоборот, хорошо; это и раздражает.

   Хельсинки. Комфортно переночевать в черте города негде. Разве что на терминалах судоходных компаний JET-Line, Viking Line и Silja Line. Хотя их могут закрыть на ночь. Можно, конечно, лечь и на центральной аллее, что ведет от гавани к вокзалу, да только финские алкоголики отличаются гипертрофированной коммуникабельностью. Будут вас будить и пытаться общаться. Языковой проблемы для них не существует. Впрочем, в этом минусе есть свои плюсы. Если у вас случайно завалялся литр водки, то можно на далеко не бедных финских алкоголиках неплохо заработать. Половина Питера этим живет. Финские "синяки" водку, равно как и сигареты LM, готовы покупать, притом задорого. Мой литр водки, купленный на Московском вокзале Санкт-Петербурга за 80 рублей, однажды был обменен на вполне сносную "мотороллу" с подзарядкой, хотя и слегка поцарапанную.

   Осло. Прекрасный город. Жил бы там всегда. А раз уж всегда не получается, предпочитаю останавливаться в месте, претендующем на статус национального парка. Чтоб туда попасть, надо подняться от главной гавани вверх, слева обогнуть помещение, где вручают нобелевку самым миротворческим перцам, и потом - все время прямо. Там увидите озеро, и все, что вокруг, сегодня ваше.

   Копенгаген. На лавках тут жить особо негде. На улицах многолюдно, а парки на ночь запирают. Поэтому стоит остановиться в Кристиании, на территории бывшей тюрьмы, принадлежащей с 1960-х годов маргинальным и альтернативным субкультурам, типа хиппи. Там живут отшельники цивилизации, бродячие художники, йоги, мелкие ремесленники, религиозные аскеты, торговцы марихуаной и прочие творческие личности. У них там все просто. Недостаток: строжайше запрещено фотографировать, а хочется.

   Орхус. Лучше всего переночевать на городском кладбище, которое расположено в центре этого датского города. Там чисто и уютно так, что и сразу не разберете, что это кладбище. Парочки на лавочках целуются. Красота! Однажды уже пристроился было в одном из цветников, как выглянула луна и, посеребрив, как принято писать в английских романах, камень, высветила на нем надпись на латыни и чьи-то годы жизни. Сон как-то быстро прошел. Захотелось перебраться в нормальный парк. Утром там проснулся оттого, что лицо мне облизывала овчарка.

   Амстердам. Стоит пожить в большом парке, что начинается за музеем Ван Гога. В центре города прилечь практически негде. Скамейки сконструированы так, что на них можно только сидеть.

   Варшава. Не знаю, как там летом, а одной зимой на улицах ночевать оказалось весьма проблематично. Холодно и слякотно. Пришлось идти на вокзал. Он на ночь не запирается, но такое впечатление, что в тамошней полиции работают изощренные садисты: ходят по залу ожидания и будят уснувших людей. Проблема, собственно, небольшая - ну, проснулся, пообещал больше не спать и снова уснул. Место так себе.

   Москва. Слава Сухарев, странствующий музыкант из Санкт-Петербурга, однажды в Москве оказался зимой. Был лютый мороз, и так получилось, что кроме как на крыше еще строившегося тогда ресторана, что на берегу Чистых прудов, ему остановиться было негде. Ну и уснул он сном младенца в своем пуховом спальнике. Проснулся оттого, что его грузят в милицейскую машину. Приехавшие за ним служители правопорядка, сильно удивившись его "воскрешению", сказали: "Ну, повезло тебе, мужик, что мы решили, будто ты уже труп. А то в таких случаях мы сначала хорошенько отмутузим клиента и только потом придумаем за что".

В общем, приятных вам ночных кошмаров, дорогие! Где бы вас ни застала ночь.

  Автор: Константин Банников

  Вернуться к содержанию номера

  Следующая статья: дурацкие вопросы


Полезная информация:
- работа за границей
недвижимость за границей
- лечение за границей
- эмиграция и иммиграция
- образование за границей
- отдых за границей
- визы и загранпаспорта
международные авиабилеты


  Реклама на сайте

Вскрытие Сейфов и Замков


Перепечатка материалов возможна только при установке гиперссылки на сайт www.inostranets.ru
© iностранец, info@inostranets.ru