Текущий номер

Архивы номеров

LJ

Поиск по сайту

Редакция



бесплатный шуб-тур, шубтур в Грецию, купить шубу в Греции

  Полиграфическая помощь
  Автозапчасти

#3, 31 января 2005 года. Содержание номера...

  Рубрика: обучение за рубежом

Зачем мне этот год?

Чем может быть полезен межкультурный обмен

   «Что такое международная годовая обменная программа для школьников?» – Этот вполне обычный вопрос повисает в морозном воздухе, за несколько месяцев до того, как у нас в России в «старом парке начинает таять снег». Но, как правило, без ответа не остается.

   Предвесенний интерес вполне объясним. В апреле заканчивается набор кандидатов на такие программы и родители заранее интересуются, как устроить ребенка в самостоятельную заграничную жизнь. Им отвечают специалисты по межкультурным обменам. В разговор вмешиваются страницы образовательных изданий и специальных сайтов.

   В свою очередь, отдел образования за рубежом «i» не раз рассказывал читателям о международной организации Youth for Understanding («Молодежь за взаимопонимание», YFU). Не раз расписывал правила зачисления на программы YFU, ее историю и ее «сегодня». Поэтому с благим намерением избежать навязчивых повторений обозреватель Мария МИШУРОВСКАЯ решила расспросить совсем не второстепенных персонажей – обменных школьников, в опыте которых – «Год в Европе». Точнее, в Германии. Главный вопрос, который автора интересовал: зачем им нужен этот год?

КАК BIG LEBOVSKY

   Полукругом – трое. Лена Ворона и Маша Жарова. С ними, хоть и хрупкий, но, как оказалось, вполне спортивный юноша Дмитрий Дорошенко. Разговор начинается с выяснения немецкого места жительства. На вопрос, где жили, отвечают, что в небольших немецких городах, дальше предпочитают заменять имя населенного пункта оборотом «в моей деревне». У каждого, как и полагается, была принимающая семья. Она же вторая. (Правилами программы предусмотрены вторые – заграничные – «мама» и «папа»). Все более-менее семьями довольны. Говорят: «моя мама», «я учился со своей сестрой». Будничными застольями, само собой, нет: «Ужасная еда. На завтрак толстенные ломти хлеба и ветчина на деревянной доске, на ужин то же самое. В обед какая-нибудь разморозка. И все». О немцах – лаконичные словесные характеристики: «внимательно щупают глазами», «держат дистанцию»...

   С укладом небольших немецких селений они тоже где—то несогласные. Непривычно. Маша говорит: «В семь часов вечера все магазины закрыты, в субботу вообще в два часа. И глухо на улице. Потом, конечно, знакомишься с другими учениками, которые по обменной программе приезжают. Тогда гораздо веселее. На экскурсии ездишь. В гости ходишь...»

   У Димы в его немецком городе Адорфе случилась другая проблема: негде было спортом заниматься, а хотелось. Он рассказывает: «До приезда в Германию я неплохо играл в боулинг. Поэтому, когда приехал, сказал семье, что мне нужен боулинг. В районе его нигде не было. Я стал искать. Нашел приличный боулинг-центр в 75 километрах от моей деревни. Два раза в неделю ездил, и оказалось – небезрезультатно.

   Наша команда: я и немцы еще – заняла первое место в федеральном турнире». Явно гордится. Я шучу, какой вы, Дима, получаетесь Большой Лебовски.

   Маша говорит, что ей нравилось после уроков на хоровые занятия ходить. Пели весь современный англоязычный репертуар и немного – из немецкого народного. У них хор при школе был. Уточняет: «Нас даже кабельное телевидение показывало».

ПРО ШКОЛУ И ШАМАНА

   Мои собеседники – вполне взрослые люди. Лена попала в Северную Рейн-Вестфалию, в город Хемер, сразу после нашей одиннадцатилетки. В Хемере училась в гимназии, в 13 классе. Дима оказался в Южной Саксонии тоже после нашего последнего школьного года. Маша после 9 класса российской училась в немецком десятом в городке Россдорф. Никто из них, дружных с английским, немецкого языка до той поры толком не знал. За год выучили. Обе девушки, например, сдали DSH (Deutsche Spprachpruefung fuer den Hochschulzugang) – тест на знание немецкого языка, необходимый для поступления в любой германский университет. Оценками довольны. Лена сдавала в Германии. Заплатила 120 евро, что, как выяснилось, дороже, чем в России. «Я сдавала в Москве за полторы тысячи рублей», – говорит Маша. Дима свой немецкий не тестировал, но тем не менее считает его вполне сносным. Я сокрушаюсь: «Как же вы учились, трудно же было...»

   Оказывается, практически сами-сами. Специальной помощи у преподавателей не просили, даже на факультативные занятия не оставались. Учили дома, семья помогала. Так вот, хотели – сами, сами и выучили. Говорят, с немецким сошлись на удивление быстро. Через три месяца появились первые сны на немецком и первые «внутренние размышления» на нем же. Сознаются, что до приезда в Германию языка побаивались. Лена, например, считала его «сложным, ужасным и просто некрасивым». Дима, правда, получал дополнительные задания от учителя немецкого. Но такая домашняя работа сойдет за вполне самостоятельную.

   Преподаватели на первых порах, конечно, щадили.
– Например, преподаватель по немецкому языку, – рассказывает Маша, – давал мне разбирать достаточно легкие стихотворения. И в прозе – облегченные тексты. Да, еще в первый месяц учебы мне выписывали сложные немецкие слова с переводом на английский. В классе было 22 человека, но если мне вдруг что—то непонятно, я всегда могла попросить разъяснить. При этом на уроках немецкого мы не получали никакой грамматики. Этот предмет у немцев заменяет как бы два наших – русский язык и литературу. У них в старших классах так – два в одном. И по-настоящему только литература. Разбирали Брехта, Гейне.... Через три месяца открываешь рот, а оттуда – немецкий...

   Спрашиваю: «Особую разницу в школах почувствовали?» Ответ вполне предсказуем. «У них, – говорят, – образование растянуто на 13 классов. Можно какие-то дисциплины из учебного плана отучить до 12 и 13 класса, а те, что для тебя интереснее и легче, оставить на выпускной год. У нас в школе нагрузка больше. А так предметы практически те же самые». Лена, учась в 13-м, не взяла физику и химию. Неинтересно. Ее юриспруденция интересует и экономика.

   Что, больше никакой разницы? Не может быть. Пристаю опять. И тут Маша сообщает про «странные уроки».
– У меня был такой факультативный урок, даже не знаю как его назвать, урок по медитации, наверное, так будет правильно. Вела его своеобразная женщина. Сначала мы медитировали, а после делали доклады. Приносили с собой пледы и подушки. Ложились на пол и слушали. А она, эта своеобразная женщина, все рассказывала, рассказывала... Я сделала доклад в конце учебного года – собрала все свои мысли о городе, в котором жила, что мне понравилось и что не понравилось.
– Как же она называлась – учительница по медитации?
Дима мне подсказывает:
– Шаман.

   Школы в Германии такие разные. Например, в деревне Штребек, что в федеральной земле Саксония-Ангальт, пока благополучно существует единственная в стране «шахматная» школа. Ради шахмат здесь, на зависть маленькому набоковскому Лужину, уроки не прогуливают. Изучение этой игры есть обязательный предмет.

ЗАЧЕМ ПРИЕХАЛИ?

   В один голос отвечают: за немецким языком. Это во-первых. А во-вторых, приноровиться, поближе рассмотреть пути к немецкой «вышке». Высшее образование в Германии, пожалуй, самое для непосвященного запутанное. Пока в типах заведений разберешься – силы иссякнут. Оно и понятно, что лучше его видеть изнутри страны, а не снаружи. В этом смысле программа «Год в Европе» дает бесценный опыт.

   Дима и Маша пока не решили, как его практически приложить. Маша считает, что учиться в немецком университете стоит, если хочешь там жить остаться. Она в Германии жить не хочет. Решила поступать в этом году в РГГУ. Тем более, что будет возможность в Германию на стажировки ездить, по студенческому обмену. И достаточно. Дима пока на первом курсе Международного университета сервиса. Про Германию думает, но окончательно не решил. Ближе всех к высшему образованию оказалась Лена. Ее и послушаем:
– Карта поступления в немецкий университет – бюрократическая. Много всяких бумаг собрать нужно. Для иностранцев путь такой. Расскажу какие-то общие, но полезные вещи. Если нет Abitur – немецкого аттестата о среднем образовании, его может заменить наш аттестат плюс справка об окончании первого курса нашего вуза (для заочников – это два курса) с подробной росписью учебных дисциплин, количества часов на каждый предмет, и полученных баллов. Транскрипт обязательно переводят на немецкий и опять заверяют, как и русский вариант. Потом еще анкета на немецком языке, в которой нужно рассказать о себе. По сути, она же является заявлением о приеме в университет либо на подготовительные курсы. И, конечно, результаты языкового теста.

   Вариант первый. Этот основной пакет (его могут попросить дополнить) отправляют на подготовительные курсы для иностранцев, существующие в некоторых университетах. Причем никто не спрашивает, куда ты хочешь. Просто называешь, на кого ты хочешь учиться, допустим, на юриста. И тебя отправляют на подготовительные курсы, где есть такой профиль и есть места. Бесплатно.

   Если же ты хочешь поступить в немецкий вуз, минуя подготовительное отделение и без немецкого аттестата, значит, надо морально приготовиться держать экзамен, на котором ты будешь подтверждать оценки, заработанные в России.

   Я выбрала подготовительные курсы – Studienkolleg. Немцы очень любят рекомендации. И чем их у тебя больше, тем больше шансов при прочих равных получить бесплатное место в университете. Сертификат программы «Год в Европе» – тоже рекомендация, и еще какая. Если ты изучал язык в естественной немецкоговорящей среде – это просто gud. Проходит год подготовительного курса; надо сдать квалификационный экзамен – Feststellungspruefung – по профильным дисциплинам, которые вы здесь изучали. Вам выдают оценки, с ними вы можете поступать в немецкий вуз. Шансов 80 из 100, что, если хорошо сдал квалификационный экзамен, поступишь.

   Конкурс, конечно, есть. На успеваемость смотрят. Правительство Германии каждый год определяет – сколько бесплатных мест оно готово предоставить иностранным студентам. Каждый год эта квота меняется. На престижных факультетах, юридическом и медицинском, буквально во всех университетах Германии бесплатных мест для иностранцев – всего 6-8 процентов. И еще не факт, что университет или высшая школа не потребуют от вас каких-нибудь дополнительных документов, каких-нибудь рекомендаций, дополнительных бумаг. У них в разных землях все по-разному. О визовых проблемах я потом расскажу, если захотите...

  Подготовила: Мария Мишуровская

  Вернуться к содержанию номера

  Следующая статья: Под Крестом Полюсов [туризм]


Полезная информация:
- работа за границей
недвижимость за границей
- лечение за границей
- эмиграция и иммиграция
- образование за границей
- отдых за границей
- визы и загранпаспорта
международные авиабилеты


  Реклама на сайте

Вскрытие Сейфов и Замков


Перепечатка материалов возможна только при установке гиперссылки на сайт www.inostranets.ru
© iностранец, info@inostranets.ru