ЦБ: USD 73.0081; EUR 85.6823; GBP 100.0722      18+          

 

Туристические визы   Поиск авиабилетов   Горящие туры и круизы   Автопрокат за границей   Бронирование отелей   Страховки для выезда за рубеж   Сим-карты для туристов
Работа за границей   Недвижимость   Лечение за рубежом   Эмиграция и иммиграция   Образование


iностранец #18 ( ), 27 мая 2003 года » к содержанию номера

«Пятый пункт» в России отменен

» Эмиграция » 27 мая 2003

ЗАТО В АМЕРИКЕ СТАЛ БУКВОЙ ЗАКОНА

   На днях в редакцию «i» позвонил Юрий Милкомянц, армянин, беженец из Баку, и, страшно волнуясь, рассказал свою горькую историю. Приводим ее в сокращении:

– Я с женой и ребенком приехал в Москву с первой волной армянских беженцев из Баку в 1988 году. Я тогда очень испугался – мне угрожали. Моя русская мама, Аллиса Петровна Ежова, со мной не поехала: она похоронила в Баку мужа и сына и не хотела бросать родные могилы. Но через год, когда в Баку начались страшные погромы, посыпались угрозы и в мамин адрес: все же вокруг знали, что она мать и вдова армянина. За мамой – по моей просьбе – поехала ее сестра и привезла в Москву. И вот уже 15 лет мы живем здесь в статусе беженцев. Приехали в Москву за справедливостью...

   Мы страшно обрадовались, когда летом прошлого года узнали, что открывается американская программа для армянских беженцев. Об этом мы и в вашей газете прочитали. Программа действует год – до октября 2003 года все получившие статус беженца должны уехать в США.

   Мы тоже подали заявление и получили американский статус беженца. Я, жена и сын. А маме статуса не дают. Предлагают мне с семьей уезжать, а потом вызывать маму. Но она больна, не выходит из дому, и мы с женой за ней ухаживаем. У меня даже есть медицинское заключение о том, что мама нуждается в уходе. Как же я могу ее оставить?! Кто принесет ей кусок хлеба?

   В МОМе (Международной организации по миграции. – «i») и в американском посольстве мне сочувствуют, но маме как русской женщине беженский статус не дают и не считают ее членом моей семьи.

   Я места себе не нахожу. Помогите, подскажите, что делать!..

   Государственный департамент США возложил всю техническую работу по подготовке документов и отправке беженцев в Америку на Международную организацию по миграции. И только в том случае, когда заявитель удовлетворяет всем критериям программы, дело передается в американское посольство, а там уже выносится окончательный вердикт.

   Мы связались с высокопоставленным чиновником МОМ, отвечающим за ведение американских беженских программ в России. Он, конечно же, прекрасно осведомлен о деле Милкомянца и о делах других семей, оказавшихся в схожем положении.

– Мы обязаны быть нейтральны и точно исполнять инструкцию, – заявил нам ответственный сотрудник МОМ. – А инструкция не оставляет нам свободы маневра. Семья, на которую заводится общее дело, включает только главного заявителя, супругу или супруга и малолетних детей. Мать в дело этой семьи включена быть не может. На нее заводится отдельное дело, но поскольку она – русская, а инструкция разъясняет, что беженская программа предназначена только для армян, бежавших из Баку, то она не имеет права на статус беженца в рамках именно этой программы. В приватной беседе с американским консулом я поднимал этот вопрос. Но консул же тоже не уполномочен отклоняться от инструкции. Судьбу этой женщины может решить только изменение инструкции.
– Что же вы советуете делать ее сыну?
– Уезжать, и уже на месте, в Америке, добиваться приезда матери.
– Но ведь никто не знает, когда мать сможет приехать к сыну. Он же едет в США в статусе беженца, то есть садится на шею американскому правительству. И покуда он с этой шеи не слезет и не докажет иммиграционным властям, что сам способен содержать (кормить и лечить) свою мать, у него даже заявления на воссоединение не примут. А потом еще неизвестно, сколько придется ждать в очереди.
– Именно так.
– Так как же он может уехать!
– А сидя здесь, он вообще ничего не добьется – только сам утратит беженский статус. А в Америке он сможет поднять большой шум и добиваться внесения изменений в инструкцию. Иного выхода я не вижу. На мой взгляд, инструкция может быть изменена, это не совсем безнадежное дело. Но сколько у Милкомянца шансов, сказать не могу, да и не имею морального права его обнадеживать. Здесь, в России, он может разве что обратиться к Светлане Ганнушкиной, главе правозащитной организации «Гражданское содействие». Она защищает интересы беженцев и, в отличие от нас, может не быть нейтральной...

   Воспользовавшись случаем, мы поинтересовались у чиновника МОМ, есть ли еще какие-то проблемы с этой программой? Сколько человек уже уехало, сколько – на чемоданах?

– Все идет намного медленнее, чем мы ожидали. Уехали 300 человек. Готовы к отъезду еще 800. Но люди не хотят уезжать, тянут, находят любой предлог, чтобы задержаться: один чего-то еще не продал, другой чего-то еще не купил... Нам придется действовать решительно – закрывать дела. Вот ведь что получается: мы назначаем вылет какой-то семьи, получаем от нее согласие, ждем в аэропорту, а она не является. Потом выслушиваем причину неявки и назначаем новый день вылета. История повторяется и во второй раз. А вот закроем несколько дел – лишим статуса беженца тех, кто во второй раз не явился к отлету – и эти игры прекратятся.

   Прошлой осенью в МОМ было подано 11.000 заявлений (включающих примерно 22.000 человек), но соответствовали критериям программы (это должны быть армяне, бежавшие из Баку в Москву или Московскую область еще до распада СССР, не имеющие ни российского гражданства, ни местной прописки) всего 1.500.

   Вернемся к делу Милкомянца. Наш последний разговор – со Светланой Ганнушкиной (на фото в центре).

– Конечно, я про эту семью знаю и попробую им помочь, хотя ничего обещать не могу, – сказала Ганнушкина. – МОМ не исчерпала всех своих возможностей, международная организация по миграции тоже должна сказать свое слово. Безусловно, она должна быть нейтральной, то есть хлопотать не только за Ежову, но и за других людей, попавших в аналогичную ситуацию. А таких наберется несколько десятков.

   На днях я встречаюсь по этому поводу с первым секретарем посольства США. Если наш разговор не возымеет действия, обращусь в Amnesty International, в Human Rights Watch – буду просить американские правозащитные организации оказать давление на американское правительство. Это же невиданное дело: отказать вдове армянина, у которой никакой перспективы в России нет, которая здесь точно так же никому не интересна, как и любая армянка. Выходит, что американское правительство исходит не из реального положения вещей, а основывается в своих действиях на пресловутом «пятом пункте».
– Но именно на основании «пятого пункта» программу-то и вводили – для армян, бежавших... и так далее.
– Но так не делается! Обычно говорят о бывших гражданах Азербайджана, покинувших Азербайджан в связи с армянскими погромами. Тут не может быть этнического подхода. Этнический подход пусть останется за погромщиками. В результате в положении беженцев оказались не только армяне. И американцам следовало бы это учитывать.

P. S. Светлана Ганнушкина обещала рассказать «i» о результатах своего разговора с первым секретарем посольства США в Москве.

Наталия ЗУБКОВА

Информация оказалась для вас полезной?
Поделитесь этой заметкой с друзьями:  

» Обратно к новостям »


Архив   Рубрики   Пульс   Редакция   Реклама   Вакансии [1]   Связаться с нами    Рейтинг@Mail.ru 
© «iностранец» 1993 – Распространяется бесплатно   |   Условия предоставления информации и ответственность

Учредитель: «Универсал Пресс»
Адрес учредителя: 115580 г. Москва, ул. Кустанайская, д. 6
Телефон редакции: +7 495 796-76-95
Главный редактор – И. Б. Вайс

Свидетельство о регистрации СМИ №01098 выдано Государственным комитетом Российской Федерации по печати (Роскомпечать).
Свидетельство о регистрации СМИ ПИ №77-18220 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 30.08.2004 г.
Редакция не несёт ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. Редакция не предоставляет справок по рекламе и рекламодателям.