ЦБ: USD 73.0081; EUR 85.6823; GBP 100.0722      18+          

 

Туристические визы   Поиск авиабилетов   Горящие туры и круизы   Автопрокат за границей   Бронирование отелей   Страховки для выезда за рубеж   Сим-карты для туристов
Работа за границей   Недвижимость   Лечение за рубежом   Эмиграция и иммиграция   Образование


iностранец #2 ( ), 22 января 2002 года » к содержанию номера

Две англичанки и две трети

» Карта » 22 января 2002

   Так мы что, все – родственники?

   Пока еще нет, несмотря на фантазии поклонников глобализации, предрекающих, что все человечество должно слиться в трогательном единстве. Множество культур, религий, идеологий, порой направленных на уничтожение друг друга, вряд ли позволит человечеству в обозримом будущем стать единой семьей. И все-таки и в рассуждениях футурологов есть своя доля истины: мир за последние годы стал намного сложнее, в том числе и в плане родственных и кросскультурных связей. Во многом это – следствие резко возросшей мобильности населения планеты и бурного развития телекоммуникационных сетей, позволяющих людям, разделенным значительными расстояниями, не так остро чувствовать оторванность друг от друга.

   Миграции, этот уникальный инструмент, позволивший человечеству освоить ойкумену, принимают нынче небывалый размах, охватывая всю планету неисчислимым количеством родственных связей. Сегодня за пределами своей родины живет, по очень скромным оценкам, до 140 миллионов человек, а еще в середине 1960-х их было не более 75. Еще более интенсивно выросла трудовая миграция – с 3,2 миллиона человек в 1960 г. до 30 миллионов в 1993 и 45 – в 1999 г.

   Образно главную идею миграций можно выразить или пословицей: «Рыба ищет где глубже, а человек – где лучше», или проведя аналогию с физической закономерностью: люди, как и жидкость, устремляются туда, где давление среды, в широком смысле слова, на них меньше.

   Вопрос из советской анкеты отдела кадров: «Есть ли у вас родственники за границей?» – в общем, небезразличен для любого государства. В прошлом относительно точно ответить на него могли, правда, только в странах бывшего соцлагеря. Сегодня о количестве родственников за границей можно косвенно судить по численности некоренных уроженцев среди населения страны, а также по интенсивности и направлению международных миграций населения. Процент иммигрантов в населении можно, со вполне допустимыми оговорками, принять за нижнюю границу доли людей, имеющих родных за рубежом.

   Среди стран со значительным количеством иммигрантов в населении можно выделить несколько групп. Наибольшая доля характерна для малых стран Европы – Андорры, Люксембурга, Лихтенштейна, Монако, – которые лежат «на перепутье», рядом с другими сильными в экономическом и культурном отношении государствами.

   Высоким показателем отличаются США, Австралия, Канада, Новая Зеландия, ЮАР и позднее примкнувший к ним Израиль – классические страны «переселенческого» капитализма, выросшие благодаря миграционному притоку сначала из Старого, а затем уже и со всего света. Немало мигрантов в состоятельных европейских государствах – Германии, Швейцарии, Нидерландах, Франции, Великобритании, Швеции.

   Низкая доля мигрантов – в закрытых государствах (показателен пример Корейского полуострова: в КНДР 36,8 тысячи мигрантов, а в Республике Корея – 900,2, что соответственно составляет 0,2% и 2,1% населения); странах со сложной политической ситуацией (Шри-Ланка, Афганистан, Мьянма); а также в густонаселенных странах, где за небольшой долей скрываются подчас значительные абсолютные цифры (например, в Индии 8.659,8 тысячи мигрантов, или всего около 1% населения, в Китае – 345,5 тысячи, или менее 0,03%, в Японии – 867,7 тысячи, или 0,7%).

   Для некоторых стран международная миграция имеет компенсационный характер: в европейских странах с минимальным или отрицательным естественным приростом миграции выполняют роль замещающих, позволяя поддерживать численность населения.

   Вынужденная миграция имела в прошедшее десятилетие значительные масштабы. Из очага европейской напряженности, бывшей Югославии и Албании, потоки беженцев через Италию и Австрию направляются в Центральную и Западную Европу. На Ближнем Востоке иракско-кувейтский конфликт сопровождался оттоком рабочих-контрактников. Другие примеры государств, принимающих возвратную миграцию: Афганистан, куда в первой половине 1990-х вернулось 2,6 миллиона беженцев (в конце 2001 года в связи с американской военной операцией за пределы этой страны вновь устремилось примерно такое же количество людей, но понятно, что через какое-то время они опять двинутся обратно); Йемен и Мозамбик, каждый из которых принял назад из соседних государств после окончания гражданской войны по 1 миллиону человек.

   Особенность же прошедшего десятилетия – небывалый рост и разнообразие международных миграций. Сохранился приток в страны традиционной иммиграции – США, Канаду, Германию, Израиль. В то же время заметно, за счет стран Южной и Юго-Восточной Азии, Африки и Латинской Америки, изменилась география выезда. Там расположены страны с большим и быстро растущим населением, откуда более развитые и богатые государства сегодня черпают дешевую рабочую силу.

   В современном мире главной причиной, приводящей к увеличению числа «родственников за границей», остаются этнические миграции, и лишь на следующие места, можно поставить межэтнические браки и брачную миграцию.

   Здесь следует отметить еще одну невероятно интересную сторону вопроса. Если мы глянем на карту, то увидим, что есть группа стран, жители которых чуть ли не поголовно имеют большое (или, наоборот, удивительно малое) число родственников за границей, хотя в их случае это никак не может быть обусловлено лишь соображениями трудовой миграции.

   В самом деле, группа следующих стран – Франция, Швейцария, Италия, страны Бенилюкса, Великобритания, – традиционно лежащих на перекрестке разных путей и влияний, характерна тем, что этносы, их населяющие, издревле культивировали в своих коллективных характерах не закрытость и обособленность – наоборот, всегда демонстрировали суперконтактность, порой тягу к контрастным расовым типам. То есть в этой группе народов большое число родственников за границей объясняется просто национальными характерами. Если среди ваших, читатель, знакомых есть, например, французы, вам, конечно, известно, как легко они (разумеется, не все поголовно) вступают в деловые и прочие отношения с людьми из других стран – правда, по преимуществу европейских.

   По нашей карте видно, что основными полигонами межэтнических контактов сегодня являются Европа и США – именно здесь можно найти родственников со всего света. Иногда о грядущем всеобщем родстве и смешении этносов судят исходя из современных реалий жизни этих «плавильных тиглей». И Европа, и Америка пытаются быстро аккультурировать (между прочим, именно «аккультурировать», а не «окультуривать», поскольку речь идет не о пшенице или ячмене, – это замечание для тех, у кого скептически поднимется бровь) выходцев из других континентов, изобретая все новые и новые культурно-философские конструкции в духе, например, «евроислама».

   Другую группу составляют, например, страны Восточной и Юго-Восточной Азии – Китай, Индия, Япония, Таиланд, Бирма, Вьетнам, Камбоджа, – которые крайне неохотно роднятся с соседними народами. Основная причина тут – в «закрытости» восточных цивилизаций, в их настороженном отношении к любым культурным и поведенческим инновациям. Традиционная этика, в том числе связанная с семейно-брачными отношениями, уходит корнями в местные религии и культы. И в этом смысле коммунистический Китай ничуть не уступает императорскому, а кастовая система для современной Индии не менее важна, чем для средневековой. Есть среди относительно закрытых стран восточного мира особенно закрытые, где культурная автономность сочетается или с политической, или с географической изоляцией: Северная Корея, Монголия, Тибет, Непал и Бутан. Боязнь чужеземцев до сих пор в крови и плоти жителей этих стран.

   Особняком держится и мозаичная Африка. Многие этнические группы этого континента находятся лишь в стадии становления, роль кровнородственных связей очень велика. Все это накладывается на сильнейшую конкуренцию за ресурсы разного типа. В результате между многими африканскими этносами противоречия столь глубоки, что о серьезных межэтнических связях, несмотря даже на близкое расовое родство, говорить не приходится. Самые яркие примеры – противоречия между тутси и хуту в Бурунди и Руанде, конфликты в Либерии и Буркина-Фасо.

   Рассматривая карту, видим, что при общей картине диффузности народонаселения мира россияне, например, смешиваются с кем угодно, но только не с жителями Филиппин или, скажем, Мадагаскара. Почему? За подобной нулевой межэтнической брачностью некоторые склонны видеть прежде всего биологическую несовместимость разных расовых групп. (Так, известный фотограф и путешественник Игорь Стомахин, объездивший практически весь мир, горячо настаивает на том, что негры и китайцы не способны иметь общее потомство, – причина, по его мнению, кроется в хромосомах.) Наука вряд ли с этим согласится. Так называемая несовместимость отдельных этносов – это лишь внешнее проявление более фундаментальных закономерностей: действующие в локальном обществе нормы оберегают своих членов, ведь обычно из браков супругов, принадлежащих к сильно разнящимся культурам, ничего хорошего в конечном счете не получается. Опыт таких контактов, пусть и не очень убедительный с точки зрения статистики, есть у многих народов. В нашей стране, например, это «дети фестиваля» 1957 года и их потомки, многие из которых «зависли» между двух цивилизаций.

   Очень любопытен еще и следующий момент. Как давно известно всем, кроме ханжей, не секс есть следствие любви, а напротив – любовь возникает (разумеется, не обязательно) в результате секса. Применительно к нашей теме это значит, что те народы, что имеют большую долю родственников за границей, обладают большим сексуальным опытом и большей сексуальной активностью по отношению к иностранцам. Статистика говорит: например, 30-летний россиянин в среднем из общего числа партнерш (около 10 до этого возрастного рубежа) имеет менее 0,001 иностранки – в то время как его ровесник-американец из тех же своих 10 женщин иностранок имел 0,2, француз из 15 – 0,5 и т. д. Разумеется, эти цифры в портовых и курортных городах разных стран совсем иные.

   Открытость общества, тесно связанная с мобильностью населения экономически развитых стран, сексуальная активность с иностранками/иностранцами безусловно, вносят свой вклад в расширение географии родственных связей. Однако вряд ли стоит переоценивать роль отпускных или командировочных романов и секс-туризма тех же россиян. Серьезные и долгосрочные связи, а тем более – приводящие к появлению потомства, в этой ситуации выглядят скорее как исключение из правил. Все-таки культурные и языковые барьеры эффективно ограничивают брачный круг, к которому обычно принадлежит потенциальная вторая половина, – чего нельзя сказать, например, о жителях стран центральной и северной Европы, где у людей, в том числе у временных сексуальных партнеров, гораздо меньше препятствий для взаимопонимания. В целом же по миру шанс удачно найти свою вторую половину таким образом – это скорее голливудский сюжет, чем сколь-либо статистически значимая величина.

   В России, например, число потомков межэтнических браков с иностранцами, в первую очередь из числа иностранных студентов, достигает 7-9 тысяч в год. Оно несколько выросло в начале 1990-х годов, однако теперь стабилизировалось.

   Да, в истории человечества есть примеры масштабных расовых и этнических смешений, в результате которых сформировалась современная этническая карта целых регионов, например, Южной и Латинской Америки. Однако там резкому увеличению числа межэтнических браков способствовало тесное и не совсем добровольное поначалу соприкосновение и совместное проживание на одной территории представителей разных народов.

   По меткому замечанию Карла Ясперса, на рубеже XIX и XX веков завоевание мира достигло своего предела, и «расширяющееся вовне движение натолкнулось на самое себя». С этого момента постепенно начал меняться характер и интенсивность миграций, а их последствия для каждого конкретного человека сегодня не столь необратимы, как раньше. А вероятность того, что международные родственные связи будут множиться и сохраняться, век от века все больше и очевиднее.

Сергей САФРОНОВ, кандидат географических наук

Информация оказалась для вас полезной?
Поделитесь этой заметкой с друзьями:  

» Обратно к новостям »


Архив   Рубрики   Пульс   Редакция   Реклама   Вакансии [1]   Связаться с нами    Рейтинг@Mail.ru 
© «iностранец» 1993 – Распространяется бесплатно   |   Условия предоставления информации и ответственность

Учредитель: «Универсал Пресс»
Адрес учредителя: 115580 г. Москва, ул. Кустанайская, д. 6
Телефон редакции: +7 495 796-76-95
Главный редактор – И. Б. Вайс

Свидетельство о регистрации СМИ №01098 выдано Государственным комитетом Российской Федерации по печати (Роскомпечать).
Свидетельство о регистрации СМИ ПИ №77-18220 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 30.08.2004 г.
Редакция не несёт ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. Редакция не предоставляет справок по рекламе и рекламодателям.