ЦБ: USD 73.3315; EUR 85.8785; GBP 100.2222      18+          

 

Туристические визы   Поиск авиабилетов   Горящие туры и круизы   Автопрокат за границей   Бронирование отелей   Страховки для выезда за рубеж   Сим-карты для туристов
Работа за границей   Недвижимость   Лечение за рубежом   Эмиграция и иммиграция   Образование


iностранец #11 ( ), 3 апреля 2001 года » к содержанию номера

Новые секреты Максима Леонидова. "СЕЙЧАС У МЕНЯ ДРУГОЕ ОЩУЩЕНИЕ МИРА И СЕБЯ В НЕМ"

» Разговоры » 3 апреля 2001

   - Максим, не так давно в Санкт-Петербурге случился неожиданный концерт - вы играли вместе с Борисом Гребенщиковым. Как у столь разноплановых музыкантов возникла идея совместного проекта?

- Для меня этот концерт не был неожиданным. Я всегда был большим Бориным поклонником. А за последние несколько лет у нас сложились теплые дружеские отношения. И для меня было большой честью участвовать в одном концерте с ним.

   Кроме того, такой концерт - один из способов донести мои новые песни до слушателей. То, что я сейчас делаю, не попадает на радиостанции. Ведь все они придерживаются определенного формата: выбирают вещи наиболее понятные, близкие их электорату. А люди, имеющие обыкновение звонить на радио, мои песни заказывают, к счастью, редко.

   За последнее время много всего было написано. И лучшая возможность донести этот материал до слушателя - сыграть в акустике. Такой концерт дает возможность высказаться. Мне легче выступать, когда нет ямы, танцев, рок-н-ролльной истерии. Я спел десять совсем новых песен, которые еще никто не слышал. Для меня важно было проверить, как этот материал будет воспринят широким слушателем.

   Ведь все ждали, что я буду петь "Девочку-видение" под фонограмму. А как раз этого и не было. Думаю, каждому музыканту бывает любопытно показать себя в новом качестве.

   Когда Боб Дилан перестал быть пай-мальчиком и взял в руки электрогитару, его долго не принимала публика. Много лет ему кричали: "Уйди со сцены к чертовой матери!"

- Вам еще не кричат?

- Да нет. Концерт получился очень хороший. Одно отделение играл я, другое - Гребенщиков. Думали, что если нас попрет, чего-нибудь вместе сбацаем. Но как-то не случилось. И мне все-таки кажется, что у нас разные весовые категории. Под конец Бориного концерта это выглядело бы неорганично. Хотя в любом другом случае могло бы получиться.

- У этого проекта будет какое-то продолжение?

- Так, чтобы облечь это в слово "проект", - наверное, нет. Иногда мы с Гребенщиковым валяем дурака. На уровне хулиганства - записываем на бумажку какие-то слова. Может, что-нибудь из этого в итоге и получится, а может, и нет. Ведь по-человечески мы во многом похожи, а в творческом плане - абсолютно разные. Поэтому нет никакой гарантии, что когда-нибудь создадим какой-то общий продукт.

- Вы записываете сейчас новый альбом. На какой стадии находится эта работа?

- На стадии моего отупения: ничего уже не соображаю, песни переделываю по тридцать пять раз. Решил сейчас взять трехнедельный стоп-тайм. Потому что мы с аранжировщиком и моим соавтором Володей Густавом, с которым работаем над альбомом целый год, перестаем друг друга понимать. Это уже просто элементарный зашор.

- А предполагаются съемки клипов на новые песни?

- Конечно, предполагаются. Но тут существует "вилка": то, что нравится мне, не нравится радиостанциям. А снимать клип на песню, которую на телевидении, может быть, поставят в ротацию только потому, что эта песня звучит на радио, мне не хочется. С другой стороны, тратить десять тысяч долларов и снимать клип на песню неизвестную как-то глуповато. Думаю, в итоге я все равно сделаю так, как захочу. Но увидит ли кто-нибудь этот клип - неизвестно.

- Вы ощущаете сейчас, какие из песен - потенциальные хиты?

- Это невозможно предугадать. То, что чувствую я, и то, что ощущает программный директор "Нашего радио" Михаил Козырев, - абсолютно разные вещи. С предыдущими песнями все складывалось как-то просто - я приносил их на радио, там их начинали раскручивать. Теперь песни другие, и они нос кривят. Но я не хочу писать так же, как раньше. Поэтому сейчас идет борьба - кто кого. У меня сейчас другое ощущение мира и себя в нем. И оно существенно отличается от того, что от меня ждут. Хотя, может быть, я не умею донести материал так, чтобы его приняли. А может, время изменилось: появились молодые герои типа "Би-2", которых запускать в эфир важнее, потому что это слушает молодежь. Следовательно, растет рейтинг.

- Судя по тому, что вы говорите о новых песнях, в них уже нет "секретовских" отзвуков?

- Да куда ж от них денешься? По крайней мере, одна песня точно будет подарком тем, кто любит и помнит "Секрет".

- Слушая нарочито непосредственные песни группы "Високосный год", трудно удержаться от ассоциации с вашим творчеством. Вы не считаете этих ребят собственным клоном и - соответственно - своими конкурентами?

- Думаю, что в искусстве конкуренции быть не может. Я слышал альбом этих ребят. И мне нравится то, что они делают. Наиболее любопытны две песни, которые сейчас крутят на радио.

   Вообще, интересно, как в нашей стране все развивается: долго, трудно, окольными путями. "Лучшую песню о любви" я услышал, еще когда записывал альбом "Командир". Работал тогда с Александром Кутиковым в компании "Синтез-рекордс". И он ставил мне эту песню и обещал в скором времени выпустить этой группе альбом. И вот прошло пять лет, прежде чем песня получила какую-то жизнь.

- Максим, в свое время вы были ведущим телевизионных программ "Эх, дороги!" и "Эти забавные животные". Сейчас не поступает никаких предложений от телеканалов?

- Предложения были, но я отказался. Ничего не имею против телевидения в целом, но шоумэнить, как это происходило в "Забавных животных", мне не интересно. Это какая-то одна сторона человека, которая выставляется напоказ, - знаете, я такой балбес в пиджаке, размахиваю руками, веселю народ.

- Вы как-то сказали, что для вас работа на телевидении не бизнес, но и не искусство. А вообще, есть по-вашему, телеведущие, относящиеся к своему делу как к искусству?

- Ну как могут быть искусством аналитические программы или ток-шоу? Искусство говорит о том, что такое человек: сколько в нем от дьявола, сколько от Бога. А когда надо вовремя нажать на кнопку или угадать букву - при чем здесь искусство? Это может быть очень высокого класса индустрия развлечений, не больше. Скажем, то, что делает в нашей стране Якубович - образец развлекательного жанра очень высокого класса. Как ведущий он очень профессионален, ироничен, умеет общаться с людьми, находить к ним подход. И занимается этим всерьез. Видно, что это не халтура. Я знаю, что перед программами он собирает участников и придумывает с ними какие-то игры. Это очень здорово, но к искусству отношения не имеет.

- Нет желания создать свой телевизионный проект?

- Хотелось бы сделать авторскую программу. Но какая она должна быть, я пока не знаю, а для того, чтобы думать в этом направлении, нужно время и желание. Пока нет ни того, ни другого.

- А какие из авторских программ вам интересны?

- Мне симпатична программа "Антропология". И сам Дмитрий Дибров: видно, что это самобытная личность. Мне кажется, это на телевидении самое главное. Когда появляется говорящая голова, становится скучно. Как только возникают такие фигуры, как Дибров или Макаревич с "Абажуром", - становится интересно. Любопытно смотреть за живыми людьми и узнавать про человека что-то неожиданное. А такие вещи, как "Петерс-поп-шоу", мне смотреть скучно. Я знаю Петра Фадеева, встречался с ним в других программах; он гораздо интереснее, глубже, интеллигентнее, чем то, что я вижу на экране.

- А вам не хочется принять участие в "Антропологии"?

- Конечно, я хотел бы появиться в "Антропологии", мне интересен этот интерактивный опыт. Но поскольку я живу в Петербурге, нам сложно состыковаться. И потом - я жду выхода нового альбома, не хочется играть старые песни.

- Телевидение для вас - прежде всего источник информации, форма досуга или что-то еще?

- Безусловно, источник информации. Газет я не читаю, поэтому все новости узнаю по телевидению или по радио.

- Новости какого канала и почему вы смотрите?

- Мне абсолютно все равно, кто сообщит мне о том, например, что Штаты скинули бомбу на Ирак. Мне интересен сам факт, а не комментарии по этому поводу политологов и журналистов. Скажут так или иначе - ничего от этого не изменится. Поэтому я не могу сказать, что мне новости НТВ нравятся больше, чем новости РТР.

   Честно говоря, я не слежу за проблемами Киселева и Гусинского и их отношениями с Путиным. Мне совершенно на это наплевать.

- Вы разделяете мнение, что переизбыток боевиков и "ужастиков" на нашем телевидении травмирует психику молодого поколения?

- Мне кажется, что очень много других негативных факторов в нашей жизни, которые действуют на сознание детей и подростков. Скажем, Мэрилином Мэнсоном ребенка не испортишь. Его сознание калечат другие вещи. Затонувшая подлодка "Курск" и все, что вокруг этого события происходило, гораздо страшнее какого-нибудь боевика с Джекки Чаном или Шварценеггером. Фильм - это всего лишь игра. Ребенку всегда можно объяснить, что это - не настоящее, что это даже не искусство, а такой комикс, где в итоге добро все равно побеждает зло.

   Но при этом я против чудовищного натурализма. Поэтому не могу простить Андрею Тарковскому того, что он поджег на съемках корову, пусть даже обмазав ее асбестом. Мне кажется, что это не по правилам.

- За минувшее десятилетие что-то из телепроектов осталось в памяти?

- Мне нравятся документальные сюжеты о каких-нибудь симпатичных людях, неожиданных судьбах. К примеру, недавно смотрел сюжет о нашем парне, который был военным летчиком, а потом уехал в Испанию и стал тореадором. Все это на полном серьезе: ходит с кичкой, в эполетах, молится на двух языках. Или - есть такой человек, который уехал на Амазонку и стал индейцем. Питается там пауками и жуками. Мне любопытно, почему такие вещи происходят. Еще я очень люблю документальные фильмы о животных. Нравится "Неизвестная планета".

- Вы доверяете рекламе настолько, что покупаете рекламируемый товар?

- Раньше я ловился на всякие штуки типа телемагазинов. Раза два или три приобретал какое-то редкое барахло. Но там так все расхваливают - какие-то калеки встают, начинают летать. Думаешь, вдруг действительно это круто? В общем, есть такой грешок. Сейчас, наученный опытом, уже не покупаюсь на такие штуки. При этом я понимаю, что от рекламы все равно никуда не деться.

- А самому не приходилось сниматься в рекламе?

- Приходилось. Но это была не телереклама, а щитовая. Висел в Москве - компьютеры рекламировал. Денег заплатили, жалко повисеть, что ли?

- Вы несколько лет прожили в Израиле. Все время, свободное от музыки и театра, посвящали строительному бизнесу?

- Ну, это слишком громкое название для того, чем я там занимался. Когда я приехал в Израиль из России, абсолютно не представлял, что такое бизнес. Казалось - раз-два, и я разбогатею. Но выяснилось, что это тяжелая работа, которую надо любить, как любую другую. Или нужно очень любить деньги, чтобы заставить себя заниматься неинтересным делом. Я не настолько люблю деньги и совсем не люблю строительный бизнес. Поэтому ничего и не вышло. За это время я понял лишь то, что это совершенно не мое дело.

- Антуан де Сент-Экзюпери как-то заметил, что "призвание помогает освободить в себе человека - но надо еще, чтобы человек мог дать волю своему призванию". Можете прокомментировать это высказывание?

- Я бы сформулировал это несколько иначе: надо, чтобы человек осознал, в чем его призвание. Если твое призвание - быть лифтером, а ты водишь грузовик, в голове будет постоянно сидеть мысль: я делаю что-то не то. И это самое печальное. А такое с людьми бывает довольно часто.

- Но вы-то ощущаете музыку своим призванием?

- Думаю, что призвание - это средство выражения того, куда ты стремишься. И для меня это может быть как музыка, так и архитектура или театр. Просто сейчас музыка - наиболее близкий мне способ высказать то, что я чувствую. Думаю, каждому человеку нужен толчок, чтобы он понял, чего он хочет. У меня, как и у многих музыкантов, с которыми я общался, это конечно, были Beatles. Когда я их услышал впервые, было ощущение, что у меня словно вытащили затычки из ушей. Я просто жил и вдруг понял: вот что, оказывается, есть в мире. Появляется какая-то звездочка, к которой надо идти.

   Но как к ней двигаться, пока ты молод, не знаешь. Существует лишь мощный импульс к движению. А это и есть самое главное в жизни. Потом, когда ты не то чтобы добираешься до этой цели, а просто проходишь какой-то путь, этот ориентир перестает существовать, как-то замыливается. Тогда должен появиться новый. Потому что он, ориентир, нужен всегда.

Беседовала Юлия БАРЕНГОЛЬЦ

Информация оказалась для вас полезной?
Поделитесь этой заметкой с друзьями:  

» Обратно к новостям »


Архив   Рубрики   Пульс   Редакция   Реклама   Вакансии [1]   Связаться с нами    Рейтинг@Mail.ru 
© «iностранец» 1993 – Распространяется бесплатно   |   Условия предоставления информации и ответственность

Учредитель: «Универсал Пресс»
Адрес учредителя: 115580 г. Москва, ул. Кустанайская, д. 6
Телефон редакции: +7 495 796-76-95
Главный редактор – И. Б. Вайс

Свидетельство о регистрации СМИ №01098 выдано Государственным комитетом Российской Федерации по печати (Роскомпечать).
Свидетельство о регистрации СМИ ПИ №77-18220 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 30.08.2004 г.
Редакция не несёт ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. Редакция не предоставляет справок по рекламе и рекламодателям.