ЦБ: USD 73.0081; EUR 85.6823; GBP 100.0722      18+          

 

Туристические визы   Поиск авиабилетов   Горящие туры и круизы   Автопрокат за границей   Бронирование отелей   Страховки для выезда за рубеж   Сим-карты для туристов
Работа за границей   Недвижимость   Лечение за рубежом   Эмиграция и иммиграция   Образование


«Инюрколлегия» ищет наследников:

» Родственники за границей » 12 января 2000

Сергея СТРЕЛКОВА

   Мы категорически не приветствуем тех проявлений морального конформизма, в результате которых какой-нибудь Федор Иванов по причине такого вздора, как уезд за рубеж, вдруг резко превращается в Тедди Джонсона. Мы видим в этом полное отсутствие национального самосознания, крепкой русской идеи и всякое такое.

   Хотя, с другой стороны, нам лично приходилось слышать, каким именно образом французы произносят простое русское имя Сергей. А когда видишь, как все те же французы простое русское имя Сергей пишут, становится понятным, почему человек, честно родившийся Сергеем Стрелковым, в процессе своей парижской жизни трансформировался в месье Сержа. (А если бы вы видели, как французы пишут фамилию Хрущев! Во-первых, в жизни не догадаешься, а во-вторых, со смеху помереть можно).

   Вот так, Сержем Стрелковым, он и скончался в прекрасной стране ля бель Франс. Причем случилось это далеко не вчера, а десять лет назад. И целых десять лет адвокаты нескольких стран все ищут и ищут кого-то, кому они могли бы всучить все, что покойный накопил за свою французскую жизнь.

   А ведь как все хорошо начиналось! Некогда Сергей Стрелков родился в матери городов русских — Киеве. И родители у него были — Александр Стрелков и Элен Котлярова, которая тоже наверняка изначально была просто Еленой...

   А деньги все равно отдать некому.

Нурте БУГАТЕ

   Мы всегда считали, что у всех армян, за исключением разве что Шарля Азнавура и певицы Шер, фамилии обязательно заканчиваются на «ян». Не исключено, что мы ошибались — хоть мы знаем практически все на свете, но есть пара вещей, которых даже мы, возможно, не знаем. Поэтому нас и удивил уроженец Армении по имени Нурте Бугате — по нашему мнению, так зовут только некоторых племенных африканских вождей.

   Но не успели мы смириться с тем, что армяне всякие бывают, как на нас обрушилась новая неожиданность: наш дорогой покойный на самом деле — никакой не Бугате. Он по жизни должен был быть Шачваром Боготова, что, впрочем, тоже не совсем по-армянски. А события, побудившие его столь сильно переименоваться, нам совершенно неизвестны.

   Может быть, таким замысловатым образом он покорял сердце своей невесты, впоследствии жены — уехав из Армении в Германию, он был сражен многочисленными достоинствами некой Алисы-Марии-Генриетты Янссен. Куда трепетной немецкой фроляйн было устоять против нашего лица кавказской национальности! Вот она и не устояла.

   А потом супруги Бугате эмигрировали в США. И совершенно напрасно: семейные узы, к тому же не укрепленные наличием хотя бы самого завалящего младенца, переезда не выдержали, и практически сразу, а именно в 1951 году, брак решительно распался. И тут от горя Бугате превратился в Бугейта.

   А в конце концов он, как это будет и с большинством из нас, умер. И мы надеемся, что там, где он сейчас обретается, ему живется куда беззаботнее, чем еще живым адвокатам, по всему миру ищущим каких-то там братьев и сестер покойного, которых, может, вообще никогда и на свете не было.

Марии РОЖКОВОЙ

   Терпение и упорство властей Австралии вызывают восторг и умиление. Судите сами: Мария Стефановна Рожкова в этой самой Австралии умерла двадцать лет назад. Какие-нибудь другие власти давно бы все наследство прибрали к рукам, передали в казну или еще как профуфукали — но австралийцы все эти двадцать лет деньги покойной пальцем не тронули и тщательно прочесывают шестимиллиардное человечество на предмет нахождения родственников этой Рожковой, дамы беззаботной и безответственной. Потому что иначе она написала бы завещание, а она его не написала.

   А вообще-то она начинала свой жизненный путь москвичкой. Что редко, коренными москвичами были и ее родители, Стефан Рожков и Мария Тихонова. Про отца не скажем, не от вредности, а по незнанию, а вот мать умерла хоть и раньше дочери, но тоже в Австралии.

   Никому до сих пор не известно, были ли у покойной сестры, братья или еще кто-то в этом роде. Лучше бы им объявиться добровольно — совершенно очевидно, что все равно австралийская сторона не отступит и наследников Марии Рожковой рано или поздно найдут. Если что — из-под земли достанут.

Ивана и Клавдии АФАНАСЬЕВЫХ

   Когда без завещания умирает человек одинокий, это мы еще понять можем: никого любимого он на земле не оставляет, ничья судьба в финансовом плане его особо не беспокоит, и после нас хоть потоп. Что же касается людей глубоко семейных — то причины, по которым они не оставляют завещания, нам понять не дано.

   Так вот, уроженцы города Костромы Иван и Клавдия Афанасьевы неким фатальным образом очутились в Финляндии. Да там и скончались, совершенно не подумав о том, что где-то в России, может, в самых стесненных обстоятельствах, живут себе пятеро их детей, коих мы сейчас перечислим поименно — Павел, Валентина, Антонина, Зоя и Надежда — а таже дети этих детей и прочий народ, на юридическом языке называемый правопреемниками.

   И что самое грустное — в документах покойных супругов Афанасьевых не нашлось никаких записей, который позволили бы без проблем найти хоть одного из имеющихся пятерых детей. Ни адреска, ни намека! Ну что же это за жизнь, скажите, пожалуйста! Позвоните родителям сейчас же!

Яниса МАСАЛЬКИСА

   Вообще авторам этих строк очень трудно оставаться оптимистами. Вместо того, чтобы описывать жизнеутверждающие истории со счастливым концом, мы вынуждены рассказывать о всяких печальных вещах. И наши герои не просто умирают, что в принципе свойственно многим, но еще и умирают как-то окончательно, поскольку одиноко и бесследно. В конце концов нам начинает казаться, что мир состоит исключительно из одиноких покойников, которые настолько никому не нужны, что никому не нужными оказываются даже их деньги.

   И вот, проглатывая скупую слезу, мы сообщаем вам о жизни и смерти некоего Яниса Масалькиса, которым потусторонние силы играли как хотели. Родился он в Смоленске, жил в Латвии, в Риге, умер вообще в Англии. Работал водителем и пожарным — но случилась война, и его призвали в Латышский легион. Затем был плен, лагерь для перемещенных лиц, переезд в Англию. Словом, про отрицательные стороны действительности мы знаем — а был ли в жизни покойного положительный аспект, нам неизвестно. В смысле мы не в курсе, были ли у него любящие жены, резвые дети или хотя бы дорогие братья и сестры. Поэтому проблема наследства до сих пор не решена.

Гарбара МУНИ

   У адвокатов есть только одна надежда — на то, что фамилия Муни не принадлежит к числу наиболее распространенных русских фамилий. Был бы покойный, скажем, Макаровым — и при том минимуме сведений, которыми располагает о нем «Инюрколлегия», вообще никакой возможности найти ему пристойных наследников не существовало бы. Но Муни — это не Макаров, Муни не может быть слишком много.

   Что же касается собственно информации, то вот она вся: Гарбар Муни родился в России и умер во Франции. И теперь пусть все Муни России и стран СНГ самотеком идут в «Инюрколлегию» и доказывают там свое право на достояние семьи Муни.

Андрея ГРОМОВА

   Да, это вам не Муни. Вот если бы наследство давали за одну фамилию, то мы бы лично могли бы навести адвокатам с полдюжины Громовых, а также порекомендовать к рассмотрению одноименного героя афганской войны как вполне положительного кандидата. Но увы — для получения наследства нужны всякие скучные бумажки, а они-то найдутся далеко не у каждого российского Громова.

   И поэтому совершенно непонятно, как адвокаты исхитрятся найти наследников Андрею Громову, про которого известно лишь, что родился он в России, прожил на свете 87 лет, после чего скончался в стране Канаде. К дополнительной информации можно отнести тот факт, что до Канады наш покойный добрался в 1957 году, и еще то, что вроде бы когда-то было у него два брата. Это, конечно, негусто — но тут уж чем богаты, тем и рады.

Александры ФИЛИМОНОВОЙ

   Однажды, много лет назад, на сопках Манчжурии родилась Александра Филимонова. Затем жизненные вихри перенесли ее в Канаду, где в приличном возрасте 79 лет она покинула этот мир.

   И больше никто ничего про нее не знает. Как-то это странно — даже при том, что у нее не было семьи, с кем-то она все же общалась? С кем-то делилась воспоминаниями о юности, о бывших родственниках и о прочем личном? Или у них в Канаде это совсем не принято, и поэтому тамошним адвокатам при всем желании не удалось выжать из соседей и подружек нашей усопшей ту жалкую каплю информации, которая помогла бы разыскать кого-то, в чьих жилах течет хоть немного общей с покойной крови?

Александра ХАЙЯТА

   А вот еще один скрытный человек, обретший последнее упокоение в Канаде: никаких интересных подробностей биографии Александра Хайята человечеству неизвестно. Человечеству известно только, что родился он в России, но 85 лет назад, и что отца его звали Гарри Хайят, а имя матери неизвестно, так что назовем ее просто мадам Колесник. Так что если кто знает еще что-нибудь — поделитесь с адвокатами, которые готовы жадно впитать любую информацию, способную пойти на пользу светлого дела поиска наследников.

Петра ЧАЙКОВСКОГО

   Не знаю как вам, а нам почему-то кажется, что эту фамилию мы где-то уже встречали, да, кстати, как раз в сочетании с точно таким же именем. Помучившись, мы все равно не вспомнили, где именно — ну и ладно.

   Наш Петр Чайковский скончался три года назад все в той же Канаде, губительно действующей на российских эмигрантов — они все там рано или поздно умирают, так что мы вам туда не советуем. Поезжайте лучше куда-нибудь в более безопасное для нас место — нам, например, ни разу не доводилось слышать о ком-то русском, умершем в королевстве Тонга. Так что все в Тонгу!

   Однако вернемся к нашим баранам. Надо сказать, что покойный Петр Чайковский на самом-то деле составил совершенно прелестное завещание, в котором завещал все на свете своей дорогой жене — Гвендолин Айви. И что вы думаете? Жена со сказочным именем Гвендолин взяла да и умерла раньше собственного мужа. Это было так нелепо, что Петр Чайковский новое завещание писать не стал.

   И вот теперь, поставив большой крест на жене, мы ищем кровных родственников покойного. В этих гуманных целях мы сообщаем, что его родителей звали Якуб Чайковский, а мать, напротив, была Геленой Гоневской. И еще была у него сестра по имени Мария Рудницкая, о которой всем известно, что совсем недавно, а именно во время второй мировой, она жила в Варшаве. Надо сказать, по тем временам это было не самое лучшее место для проживания — поэтому не удивительно, что послевоенные следы Марии Рудницкой немного потерялись.

   Из всего вышеследующего можно сделать вывод, что и семья покойного, да и сам покойный были поляками. Но мы с выводами спешить не будем, поскольку есть данные о том, что родился он как будто в городе Шадринске — а в Польше такого города нет. Зато Шадринск есть в Курганской области! Впрочем, рождение в Курганской области еще никому не помешало быть поляком.

Люсиль ЯКОБС

   Куда только судьба не заносит русского человека! Вот так, оторвавшейся от корней, скончалась в США некая Люсиль Якобс, она же Джекобс — но не по мужу, а просто так.

   А ведь могла бы она стать гражданкой независимой Украины — ведь именно на Украине некогда родился папа покойной, Самуэль Вильям Якобс. А по маме могла бы она стать вообще россиянкой — поскольку именно в России появилась на свет Анна Берта Рускин, дочь Доры, в девичестве Алперт, и Луиса С. Рускина, о котором никто не знает, что имелось в виду под «С».

   Помимо родителей, у покойной Люсиль были и брат, и сестра, а, может, и несколько — но они все как один умерли, не оставив ни малейших потомков.

Николаса ЛУЛУКА

   Вы можете себе представить, какие чудеса изобретательности должен проявить человек, который в 1951 году умудряется из СССР переползти в США? Николасу Лулуку невероятное удалось: ступив в упомянутом году на американские берега, он жил там долго и умер буквально на днях.

   И, разумеется, без завещания. Поэтому нам приходится теперь копаться в его биографии, из которой мы узнали следующее. Во-первых, наш дорогой покойный родился на Западной Украине. Во-вторых, его родителей звали Евстахий Лулук и Катерина Питула. В-третьих — это все.

Леопольда МЕЕРА

   Мы очень даже понимаем тех, кто бежал в Америку от большевиков — Америка, конечно, тоже не больно-то приятное место, но по сравнению с нерушимым блоком — просто рай. Но вот зачем в Штаты перебираться жителю Европы?

   Вот так случилось с покинувшим нас в прошлом году Леопольдом Меером. Он родился в одном из прекраснейших городов мира — Вене, однако отчего-то покинул великолепную Австрию и отбыл в прагматичную Америку. Где и умер в пользующемся сомнительной репутацией городе Сан-Франциско.

   Вообще-то на наследство, оставленное Леопольдом, претендует его кузен, называющийся Фора Решовски. Претендует он в основном потому, что является единственным родственником, о котором известно хотя бы то, что он есть. Что касается остальных, то их существование — под вопросом, но не исключено. Так что если кому-то что-то говорят такие имена, как Эльза Сухарт (мать покойного), Минна Сухарт (сестра матери покойного) и Макс Решовски (муж сестры матери покойного) — милости просим в «Инюрколлегию».

Хелен КАЛЛ

   Слыхали ль вы о населенном пункте, который назывался бы Ролван? Мы не слыхали. Но Ролван этот непременно должен быть или должен был быть, ибо как раз в нем много лет назад родилась Джозефина Бутковски. Впрочем, возможно, что в то же самое время ее звали Йозефа Будковски.

   Зато ее родителей звали Адам Бут(д)ковски и Хелена Ковалски, но эти умерли так давно, что даже страшно сказать. Это мы все к тому, что упомянутая ролванчанка некогда приходилась матерью ныне тоже покойной Хелен Калл.

   А вот отца нашей покойной звали Эрик (Эрих) Ф. Бернхард. Ко всему этому мы можем добавить, что до 1915 года Эрик и Джозефина жили себе в городе Выборге, но потом сорвались с места и перебрались в Америку. И уже в Америке, 67 лет назад, и родилась наша Хелен Калл, о чьем наследстве у нас сейчас и идет базар.

   Она, может, и вообще в жизни на родине предков не бывала — а наследников ей ищут все же у нас: в Америке никого нет совершенно, а здесь есть надежда найти кого-то типа потомков отцовских братьев и сестер.

Марии ЛАНКАСТЕР

   Старательно отмахиваясь от глупых воспоминаний о войне Алой и Белой Роз, мы сообщаем вам, что покойная Мария Ланкастер не имела ни малейшего отношения ни к Ланкастерам, ни даже к Йоркам. Потому что на самом деле она родилась под приятной фамилией Дементьева, имея в качестве отца Дементьева Григория Михайловича, а мама ее была так и вовсе Анастасия Кузнецова, да еще и москвичка. Что же до самой нашей покойной, то она родилась в городе Санкт-Петербурге ровно в начале уходящего от нас столетия. И вот, прожив на свете 80 лет и успев за это время многое — например, выйти замуж за Тома Эрнста Ланкастера, уехать в Канаду и там умереть — она не успела завести детей или написать завещание. В связи с чем мы неизвестно кого ищем, зато с известной целью — уже таки отдать хоть кому-нибудь деньги Марии Ланкастер!

«Инюрколлегия»: Москва,
Тверская улица, дом 5. (095)203 1661.

Предыдущая статья:
Следующая статья:
К содержанию номера

Информация оказалась для вас полезной?
Поделитесь этой заметкой с друзьями:  

» Обратно к новостям »


Архив   Рубрики   Пульс   Редакция   Реклама   Вакансии [1]   Связаться с нами    Рейтинг@Mail.ru 
© «iностранец» 1993 – Распространяется бесплатно   |   Условия предоставления информации и ответственность

Учредитель: «Универсал Пресс»
Адрес учредителя: 115580 г. Москва, ул. Кустанайская, д. 6
Телефон редакции: +7 495 796-76-95
Главный редактор – И. Б. Вайс

Свидетельство о регистрации СМИ №01098 выдано Государственным комитетом Российской Федерации по печати (Роскомпечать).
Свидетельство о регистрации СМИ ПИ №77-18220 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 30.08.2004 г.
Редакция не несёт ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. Редакция не предоставляет справок по рекламе и рекламодателям.