Текущий номер

Архивы номеров

LJ

Поиск по сайту

Редакция



бесплатный шуб-тур, шубтур в Грецию, купить шубу в Греции

  Полиграфическая помощь
  Автозапчасти

#37, 22 сентября 1999 года. Содержание предыдущего номера...

NOT PARSED YET

Нестрашная Абхазия Тома РОДЕНДОРФ (N37 от 22.09.1999) Провести отпуск в самопровозглашенной республике Абхазия - это было неожиданно. Пугало все: неопределенная политическая ситуация, необходимость пересечения (пешком?) границы, отсутствие какой-либо информации о быте, о ценах... Наконец, главный аргумент "против": "Там же война, там стреляют!" Похвала рынку Никита АЛЕКСЕЕВ (N37 от 22.09.1999) АПЕЛЬСИНЫ НА СНЕГУ Один из современников Пушкина вспоминает такую сцену. Солнечный морозный день. По псковскому рынку разгуливает Александр Сергеевич. На нем - черный нагольный полушубок нараспашку, из-под которого сияет алая шелковая рубаха. Великий поэт своими длинными ногтями отколупывает кожуру от апельсина и бросает ее себе под ноги, на ослепительно-белый снег. Как заговорить по-арабски? Наталья ЦЫКУРА (N37 от 22.09.1999) Тем, кто решит изучать арабский, не надо ехать за тридевять земель и платить за курсы немалые деньги: в Москве в Саудовской Академии существуют вечерние бесплатные курсы арабского языка и исламской культуры. Учиться могут все желающие старше 12 лет. Набор проводится раз в год, осенью. Записывают на курсы по рабочим дням после 18 часов в администрации Академии. 1 --------------------- Нестрашная Абхазия Тома РОДЕНДОРФ (N37 от 22.09.1999) Провести отпуск в самопровозглашенной республике Абхазия - это было неожиданно. Пугало все: неопределенная политическая ситуация, необходимость пересечения (пешком?) границы, отсутствие какой-либо информации о быте, о ценах... Наконец, главный аргумент "против": "Там же война, там стреляют!" Как выяснилось по приезде, война там закончилась шесть лет назад, а стреляют разве что в тире, и то нерегулярно. ОТДЫХ НАЧИНАЕТСЯ С ДОРОГИ Фирменный поезд № 12 отправляется с Казанского вокзала до Адлера. На вопрос моего мужа: "А шахматы или шашки у вас есть?" проводница кивает: "На фирменных линиях они обязательны". Такое начало нас устроило. На адлерском вокзале мы попадаем в хищные объятия домовладельцев - точно такие же тетки атаковали нас по пути, между Туапсе и Адлером, навязывая жилье за 50-100 рублей с носа. Проигнорировав и тех, и других, мы последовали на пограничный пост "Псоу" (на маршрутке № 126, за 3 рубля с человека). Розовощекий российский капитан вежливо поинтересовался, куда мы направляемся. "На экскурсию!" - весело отвечали мы, пытаясь незаметно протолкнуть свои баулы через таможенный контроль. На абхазской стороне нас встречали друзья нашего московского приятеля, на дачу которого мы и отправились. Обосновались мы в поселке Цандрипш (в советские времена - Гантиади). И до него, и до прочих курортных местечек - Леселидзе (теперь - Гячрипш), Гагры, Пицунды, Гудауты, Нового Афона и даже города Сухуми (теперь - Сухум) - добираются на маршрутных такси от погранпоста "Псоу", с абхазской стороны. Проезд стоит от 5 до 15 рублей. Наши апартаменты состояли из двухэтажного дома, возвышающегося на улочке над трассой "Сочи - Тбилиси", построенной в начале 70-х к приезду Жоржа Помпиду, который так по ней и не проехал. Вид из окон открывался на парк, где, за отсутствием отдыхающих, паслись коровы с колокольчиками. Первые вылазки в поселок проходили в братании с местным населением. Продавщицы в ларьках знакомились и уговаривали покупать только у них. Солидные мужчины около бара "У Бори" любопытствовали, откуда мы. Узнав, что из Москвы, требовали рассказать о нелегкой столичной жизни, а в ответ пускались в ностальгические экскурсы в прошлое, уводящие и нас в воспоминания - о пальмах и шелковице под небом Юга. ПРИЯТНО ЧУВСТВОВАТЬ СЕБЯ ХОЗЯИНОМ МОРЯ Посреди пустынного пляжа маячила вышка - на ее площадке были установлены подзорные трубы. "Надо же, - подумала я, - пляж пустой, а спасательная станция работает". И бездумно скинув одежду, призвала стеснительных мужа и ребенка поучаствовать в нудистской вакханалии. Но не успела я выйти из воды, как услышала злое шипение мужа: "Оделась бы, люди кругом!" "Люди" появились на вышке и направили окуляры в нашу сторону: мы попали в поле зрения абхазских пограничников. Так и приходили мы весь месяц на пляж: они - на утренние пробежки мимо наших полотенец, а мы - с чувствами единоличных собственников моря и пляжа. А в это время на российском побережье люди шли на пляж как на демонстрацию, толпами (я видела из окна поезда). Мы же наслаждались тишиной, без вони и шума от скутеров и ресторанов. Лишь ленивый плеск волн доносился до нас. Позже, правда, стали подтягиваться на вечерние купания местные бабушки с внуками и стайки абхазской молодежи. И если кто-то приземлялся ближе, чем за 100 метров, нас охватывало легкое чувство недовольства: берег же большой, всем места хватит. Пляж, кстати, там галечный, с узкими полосками песка. В меру чистый, поскольку пачкать некому. Укрытия от солнца, кроме деревьев недалеко от воды, отсутствуют, поэтому лучше взять с собой зонтик. Мы ничего такого не прихватили и уходили с пляжа в 10-10.30 утра, решив, что солнечные и тепловые удары ненамного разнообразят наш отдых. ЕШЬТЕ С РЫНКА, ПЕЙТЕ ИЗ-ПОД КРАНА Те, кто приезжает в Абхазию на машине, за едой катаются в поселок Веселое на Казачий рынок или покупают все там же на оптовом. Правда, для этого надо дважды пересечь погранпост, что неудобно. Лучше сделать как мы: расслабиться, а напрягаться только дважды в неделю, в четверг и в воскресенье, когда дешевые фрукты, овощи, мясные и молочные продукты стекаются в машинах и на тележках с окрестных ферм и садов на Цандрипшский рынок. Только встать надо в 6 утра - через три-четыре часа рынок пустеет. Цены на рынке действительно смешные: трехлитровая банка молока или мацони стоит 12-15 рублей, круглые сыры - 30-40 рублей за килограмм, парное мясо (любое) - 35, печенка - 15-20, свежая рыба - от 8 до 15. Из овощей и фруктов самые дорогие - картофель (8-10), персики (8-20) и, пожалуй, бананы. Остальным торгуют вовсе за копейки. И не удивляйтесь, валюта на территории Абхазии российская - рубли. Почему-то. Что касается вина, его лучше покупать не на рынке, а у местных жителей. Нас привели к дяде Гургену (в миру - Василий Иванович), который сначала предложил продегустировать свой напиток. Что мы и сделали - а затем немедленно склонились к его приобретению. Вина, кстати, тут необходимо пить как можно больше: во-первых, жара, и от нее надо как-то спасаться, во-вторых, покидая этот гостеприимный край, вы сможете пронести через российскую таможню только 5 литров вина в расчете на одного взрослого. При этом литр красного стоит 20 рублей - и это литр полноценного, из ягоды, а не из десятой выжимки, вина. Продается и чача: свежую летнюю гонят из сливы, время винограда еще не пришло. Но для чачи было слишком жарко. Главный местный напиток - "Ауадхара", вода из одноименного источника, расположенного у озера Рица. Кроме этой воды, после обследования нашим ребенком редких палаток и ларьков, были обнаружены еще два жаждоутолителя местного производства - лимонад "Абрикос" из Сухуми и "Пепси-кола" Бабушарского завода безалкогольных напитков. И то, и другое в поллитровых стеклянных бутылках времен СССР по 3,5 рубля. А можно воду вообще не покупать, а пить из-под крана, предварительно заморозив. Именно так поступал приехавший через две недели хозяин дачи Гриша, оценив стратегические запасы вина в холодильнике и уверив нас в чистоте горного источника, дающего живительную влагу в его дом. И не обманул. В АБХАЗИИ НЕ СМОТРЯТ ГРУЗИНСКОЕ TV Главные поселковые развлечения - дискобары "Самсун" и "555" - нам не подходили. Поскольку мы с мужем из категории тинейджеров выпали, а ребенок еще не вошел. Так что досуг мы заполняли неторопливыми, за вином, беседами с соседями. Ближе к ночи - телевизор: забавно, что там нет ни одной тбилисской программы, их заменяют несколько турецких каналов (без перевода), сочинский канал, ОРТ и ТВ-6. Отважиться на дальние прогулки и путешествия можно было, если бы не жара. Чтобы съездить на экскурсию, достаточно присоединиться к экскурсионному автобусу в любом местном пансионате - в "Псоу", например, или "Донском табаке". За 80 рублей вас отвезут по горной дороге на озеро Рица или покажут красоты в Новом Афоне. А поездка на целый день в Сухум, с посещением Ботанического сада и сохранившейся части обезьяньего питомника, обойдется вам всего в сотню. Для взрослых на этом экскурсионная программа заканчивается, но для городских детей отдых на воле - сущий рай. Можно поплавать-понырять, не боясь скутера и еще черт знает чего (так мы мучились последние годы в Коктебеле). Можно побегать по пляжу, не натыкаясь на чужие руки-ноги, посмотреть, как конопатят лодку на берегу, а потом покататься на этой самой лодке вдоль берега. Конечно, здесь нет водных мотоциклов, водяных горок, "бананов" и прочих атрибутов цивильного морского отдыха, ставших теперь привычными. Но где еще можно погонять мохнатую черную свинью, залезшую под шелковицу, потискать гусей и покормить из рук цесарок, любовно привезенных нашим Гришей из Москвы? Подарите детям этот глоток летней свободы, а потом пусть возвращаются к своим домикам барби и жутким монстрам из DOOM. Наш сын готов был остаться в Цандрипше до следующего лета, ходить в местную школу и дожидаться приезда родителей. Дескать, отряд не заметит потери бойца. СЭКОНОМЬ - КУПИ ДОМИК Конечно, тот, кто не хочет жить на даче у знакомых или снимать "дикую" квартиру, готовить себе еду и самостоятельно развлекаться, может купить путевку в любой из сохранившихся на абхазском побережье пансионатов (только в нашем Цандрипше их было три). В "Псоу" 10-дневная путевка стоила 2.500 рублей (включая еду). Знакомые отдыхали под Пицундой в "Сосновой роще" - им это обошлось в $13 за взрослого и $11,4 за ребенка в день. В "Самшитовой роще", некогда лучшем пансионате Пицунды, подороже - $18-$20 стоит день для взрослого и $13,5-$14,5 - для ребенка. Бывший пансионат "Правда" (теперь "Питиус") продает свой день за 12 долларов. Путевку можно купить в турфирме или прямо на месте. А можно поступить еще проще - не покупать путевок, а раскошелиться сразу на домик. В нашем поселке продавались двухэтажные дома на берегу, с гаражом, пристройками и садиком (виноград, гранаты, хурма, мандарины, даже киви там растет) за $$2.000 - 4.000. Представьте, некоторые москвичи покупают. /Отдых/ ------------------ Похвала рынку Никита АЛЕКСЕЕВ (N37 от 22.09.1999) АПЕЛЬСИНЫ НА СНЕГУ Один из современников Пушкина вспоминает такую сцену. Солнечный морозный день. По псковскому рынку разгуливает Александр Сергеевич. На нем - черный нагольный полушубок нараспашку, из-под которого сияет алая шелковая рубаха. Великий поэт своими длинными ногтями отколупывает кожуру от апельсина и бросает ее себе под ноги, на ослепительно-белый снег. Удивительно сильный образ, не так ли? Сразу чувствуешь острый запах апельсина в студеном воздухе, видишь поразительную цветовую гамму. И сколько он говорит о "солнце русской поэзии"! Здесь и демонстративный демократизм, и столь же демонстративное аристократическое презрение к условностям. Отсюда недалеко и до обэриутского эскапизма. А кроме того - задумываешься: вот ведь как, в двадцатые годы прошлого столетия на псковском рынке можно было купить апельсины... Теперь о другом поэте, творчество которого, конечно, никак нельзя сравнивать с пушкинским. О том, чьи вирши вынесены в эпиграф. Был раньше рядом с метро "Новокузнецкая" маленький настоящий московский, замоскворецкий рынок. Его героем в 60-е годы был ветеран войны, полковник Сергей Семенович Лучков. Жил он одиноко, и была у него где-то квартира. Время от времени он уходил в запой. В эти дни появлялся на Пятницком рынке и не покидал его несколько дней. На груди Сергея Семеновича сияли ордена и медали. Торговцы кормили его, опохмеляли, он им читал свои стихи - вроде вышеприведенных. Местные милиционеры относились к Семенычу с уважением и присматривали, чтобы он не упал в лужу, чтобы кто чужой его не обидел, чтобы полковник не допился до бессознательного состояния - "ты, Семеныч, отдохнул бы..." Апофеозом рыночной пятницкой жизни был отход Сергея Семеновича ко сну. Поднатужившись, он сдвигал чугунную крышку канализационного люка - помогать он никому не разрешал. Спускался вниз и с лязганьем задвигал крышку у себя над головой. Видимо, теплые трубы и крышка с надписью "Москанализация" напоминали ему о танкистском прошлом. В ПОИСКАХ МАНТЫ Я на рынке никогда не торговал, да и не являюсь таким уж завсегдатаем торжищ. Хожу туда за покупками и потому, что нравится. Но одни из сильнейших воспоминаний у меня связаны с рынками. И, наверно, я не одинок. Зима, Изборск - рядом с Псковом, кстати. На холме громоздится огромная крепость. У его подножья, рядом с автобусной остановкой, маленький рынок. Товара немного - все больше квашеная капуста, соленые огурцы и ярко-желтые моченые яблоки. Все - древность Изборской крепости, снег, серое небо, запах солений, разноцветные платки торговок - в памяти навсегда. Одесский Привоз. Конечно, Одесса в семидесятые уже давным-давно не Одесса-мама Бабеля. Все же. Эти вопли, певучие, с нарочитыми интонациями - "Синенькие, синенькие!" - "А вот рачка, смотрите, мадам, какая рачка!" (Если кто не знает, "рачка" - это мелкие серые креветки, которые продают в фунтиках, свернутых из газетки.) - "Камбала, только шо из моря!" - "А почему так дорого?" - "А я знаю?!" Великолепный толкучий рынок в городке Косов в Прикарпатье, на Гуцульщине. Это вытоптанный пустырь километра два длиной, километр поперек. Сюда по субботам сходятся жители окрестных сел, приезжают торговцы из Львова и Ивано-Франковска, Киева и Одессы, Москвы и Питера, Казани, а то и Томска. По дороге до входа - сотни машин с самыми разными номерами - случается, польскими либо румынскими. Это в семидесятые-то годы! Власти несколько раз пытались прикрыть косовскую толкучку, но тщетно. Она, вопреки всему, вечно возрождается. Торгуют здесь чем угодно. Лошадьми, коровами, свиньями и овцами. "Кониками" - фигурками всадника на лошади, сделанными из сыра. Снедью. Бисером. Галлюцинозных цветов платками с люрексом - произведением китайских мастеров. Старинными бусами из кораллов и монистами из поддельных "терезианских талеров". Пластинками "Битлс". Джинсами. Национальной одеждой. "Сколько кожух стоит (кожух - это дубленка, расшитая шелком, мечта тогдашних модниц)?" - "Тильки за доллары!" Это в семидесятые-то годы! "А манта есть?" - "Ни, манты нема..." Манту я безуспешно искал несколько лет, с трудом представляя, что это такое. Знал только, что это "верхнее платье жениха". В конце концов нашел. Это была карикатурная серая шинель, вся расшитая малиновыми и голубыми розами, с красным капюшоном и военными австрийскими пуговицами времен первой мировой. Манту я потом подарил приятелю, эмигрировавшему в Англию. Он ее продал ностальгировавшему по карпатской родине украинцу-бендеровцу и безбедно жил несколько месяцев. Берлинский блошиный рынок - ведь какое место было! Огромнейший пустырь в Крейцберге, рядом с Бранденбургскими воротами - с западной стороны, естественно. Бурьян, кучи песка, а в десяти минутах ходьбы Ку-Дамм с его соблазнами западной цивилизации и Фазаниен-штрассе со снобскими кафе и галереями современного искусства. Как там было здорово, на Fluhmarkt, жалко, Стену сломали... Пожалуй, он давал фору косовской толкучке. Разброс по интересам здесь был еще больше. Коровами, правда не торговали, зато какие-то смуглые головорезы в грибообразных афганских шапках сидели на холмах слежавшегося советского армейского обмундирования - покупай не хочу. Целую дивизию можно было в эти гимнастерки, "х/б" и камуфляж, проданные налево доблестными офицерами из ЗГВ, нарядить. Только вот почему всем этим торговали афганцы? Да и не только армейскую одежку здесь приобрести можно было. Знакомые французские журналисты через какого-то Хайнца вышли на советского капитана из Вюнсдорфа и за тысячу марок купили у него два ящика шотландского виски, гранатомет, противотанковую мину и два "Калашникова". Потом не знали, что с этим добром делать. Но не всякому нужны такие товары. На западноберлинской "блошке" можно было купить за символическую цену польскую или советскую водку. Подороже - нацистские ордена со спиленными свастиками (закон в ФРГ по этой части строг: торгуй "Железными крестами", но свастику изволь удалить). Случайно найти было можно редчайшие издания русских футуристов - Виктор Шкловский их туда приволок, что ли? - и "винтеджные" фотографии Родченко. Полным-полно было древних швейных машинок "Зингер" и пишущих "Ремингтон", фарфоровых и целлулоидных пупсиков с отломанными руками, ржавых кранов, стоптанных ботинок, плюшевых мишек разного возраста и сохранности (символ Берлина!) и порножурналов 60-х годов. Над всем летала пыль и распространялся запах жареных сосисок. История берлинского блошиного рынка такова: после войны молодой удачливый бизнесмен леворадикальных и католических убеждений за бесценок купил пустырь, образовавшийся в результате бомбардировок. И до самой смерти, наступившей аккурат к моменту падения Стены, ничего там не строил. Земля дорожала, а он, несмотря на посулы и угрозы, стоял на своем - пока жив, пускай там будет полная свобода и анархия. Моя земля - что хочу, то и делаю. Теперь здесь бизнес-центр с гостиницами, конгресс-залами и прочими необходимыми столице возрожденной Германии учреждениями. Париж - может ли он быть собой без рынков? Нет. Архитектурных красот, дорогих магазинов, Лувра и Эйфелевой башни недостаточно. Парижанин-парижанка без рынка умрет. Куда он-она будет ходить с непременной корзинкой? В супермаркет с корзинкой идти как-то глупо. Может, камамбер, жамбон, салат-латук, мидии да устрицы и мясо для "бифтека" там, в супермаркете, съедобны. Но не в этом дело. Рынок - это место, где тебе скажут "добрый день, месье Дюпон", "как вы поживаете, мадам Дюбуа", "вы сегодня очаровательны, мадемуазель Дюран". И поэтому в каждом квартале Парижа два раза в неделю открывается рынок. В одном в среду и четверг, в другом - в понедельник и вторник. Дюпоны, Дюбуа и Дюраны, а также Ситбоны, Хаммады, Гонсалвеши, Ковальские, Рабиновичи, Цзичэни, Петровы и Вишванатхи оскорбятся навсегда, если marche du quartier вдруг не распахнет с утра свои тенты. Они перестанут быть французами. Но самое чудо в рыночном Париже - это рынки Алигр недалеко от Бастилии и Пуассонье в трех шагах от Оперы. Здесь русский может найти любезный его сердцу укроп - французы употребляют десятки разных трав, а вот укроп по необъяснимой причине не жалуют. Здесь еврейская кошерная мясная лавка соседствует с арабской, где свинины тоже не найдешь, зато баранина дешевле отмеченной клеймом "Бейт-Дин". Здесь можно торговаться, можно долго говорить с африканским торговцем, пытаясь понять, что за странные фрукты и овощи лежат у него на прилавке. Вдыхать дивную симфонию запахов пряностей, привезенных из Индии, Пакистана, Ливана, Китая и с Антильских островов. А какое удовольствие смотреть, как рыбник у всех на глазах занимается полной глупостью: из шланга поливает здоровенного ската, чтобы придать этому увядшему и отчасти протухающему созданию первородную свежесть. Проходивший мимо месье с пучком зелени в руках говорит: "Ну и идиот же вы! Кто у вас такую рыбу купит?" - "Это вы идиот, месье, вы не купите, кто-нибудь другой поймается". Как там у Хармса? "А потом я пошел на Машков рынок, где, говорят, какому-то слепому подарили шаль"... РЫНОК И ПРАВОСЛАВИЕ К чему я это все? К тому, что рынок - непременная составная нашего существования. На рынке вся мерзость и все чудеса. "Охотнорядец" раньше по-русски значило - мерзавец, вор, тупая скотина, гнусный националист. В Охотном ряду торговали тухлым мясом и собирались, чтобы бить жидов и скубентов. Теперь там наша Дума. Тухлым мясом опять торгуют - причем нередко человеческим. Но есть и честные купцы. У них - сыр со слезой, восхитительная колбаса и белейшая телятина. Так что Россия без рынка - не Россия. Неважно, торгуют в Охотном ряду ободранными кошками под видом кроликов или патологическими психическими расстройствами под видом мыслей. То, что вместо Совета министров в охотнорядском здании сейчас расположилась наша "говорильня", очень важно. Думцы, какими бы они ни были, занимаются торговлишкой. А вот советские министры не торговались. Они распределяли, кому где на своем шестке сидеть и не высовываться. Вспомним, что такое был рынок при советской власти? "Колхозный", то есть рабский. Если бы государство могло, оно отменило бы эти колхозные рынки и кормило население по распределительной схеме - через многим еще памятные овощебазы, вонючие магазины и спецраспределители за семью замками. Не получалось. Рынки продолжали жить. Там обитали обдиралы-торгаши, полковники Семенычи и всякая сомнительная публика. Один из мощнейших образов социалистической действительности - фильм "Операция Ы", где три придурка, вопреки всему, являют миру простую истину: "Налетай, не скупись, покупай живопись!" Они выпадают из рабского существования, куда нас всех пытались засунуть. Да, рынки ненавидели. Мечтали о том, чтобы недоступных молочных поросят и зимние арбузы "давали" в магазине Ь 666 вместо целлюлозной колбасы "Особой" и гнилого зеленого лука, перемешанного с грязью. Восставали душой против краснорожих перекупщиков и всякой сволочи, покупавшей у них в феврале по заоблачным ценам свежие огурцы. Но жизнь взяла свое. Мы пережили полуголодные 89-91 годы и инфернальные толкучки, где на асфальте разложено было все, что можно и нельзя продать. Гражданская война тогда не случилась. Пережили и маловразумительное черномырдинское "нам нужен рынок, а не базар". Пережили дефолт и прочую пакость. Переживем наверняка невыплаты шахтерам, врачам и учителям, а также идиотию людей, которые все ждут, что им в магазине Ь 666 выдадут молочного поросенка. Арабские писатели Х века поражались русским: они, мол, прежде всего в жизни обожают торговать. Так не посрамим себя! Или мы не православные? Ведь православный не может не находиться в состоянии свободной рыночной экономики, когда можно торговаться, обманывать, "покупать на грош пятаков" и верить в чудо - авось задаром арбуз в феврале тебе выкатят за то, что ты человек хороший. Это нас роднит с католиками, которые тоже без базара-вокзала свои отношения с Богом и действительностью не мыслят. Мне возразят - а как же Вебер с его "Протестантизмом и духом капитализма"? Как же половина капиталистического Запада, придерживающаяся католицизма? Так вот, наши братья-каины по тринитарному богословию из Франции, Италии, Испании, Мексики и прочих веселых стран до сих пор ненавидят супер- и гипермаркеты, порождения этого самого протестантского духа капитализма. В супермаркете что? Деньги есть - купил. Но как? Это огромное пространство, надутое кондиционированным бесполезным воздухом, где тупо жужжит стерильная поп-музыка. На бесконечных прилавках - одно и то же, одно и то же... Десять тысяч вакуумных упаковок свиных шницелей, десять тысяч пачек макарон, десять тысяч огурцов, закатанных в полиэтилен, десять тысяч бутылей "Кока-Колы", десять тысяч бутылок виски, десять тысяч заранее нарезанных батонов хлеба. Что это значит? Если ты правильно, по-протестантски живешь, ты можешь купить не одну пачку макарон, а сто двадцать. И у кассы ты с ритуальной улыбкой расплатишься с ритуальной служительницей супермаркета, которая, обнажив стерильные зубы, пожелает вам хорошего продолжения дня. Не надо мне этой шведско-американской гадости. Я как-никак православный, не хочу быть хорошим, чтобы заслужить сто двадцать первую пачку макарон. Я ее лучше сворую, и пусть меня после этого ловят протестантские ангелы-хранители (их, по идее протестантизма, не должно быть), и влекут меня в ихний цвинглианский Синедрион. Более того, я не только как-никак православный, но и ортодоксальный католик, и православный буддист, и иудео-мусульманин, и агностик, которому нравится покупать кинзу у ваххабитки, апостолической христианки мамаши Анаит и болтать с ней. Мамаша Анаит из Араратской долины мне и зелень посвежее выберет, и цену скинет, и в довесок еще головку чеснока подбросит. А чеснок, как известно, вернейшее средство от бесов. В том числе от бесов национализма и ксенофобии. На рынке рядом стоят за прилавками "азеры" из Нахичевани и "хачики" из Арцаха. Пресловутые "ваххабиты" из Дагестана и бабы Мани из Рязани. Молдаване, корейцы, карелы, грузины, чуваши, великороссы, малороссы, белороссы и прочие, имя же им Бог весть. И покупатели под стать. Разных цветов кожи, полярных политических убеждений и финансового состояния. Нет, я, конечно, не идеализирую рынок. Иногда там бывает на редкость гнусно. Но тем не менее на рынке наиболее явственно выражается способность людей жить вместе. Хотя бы и по меркантильным причинам, но это уже хорошо. До соборности, разумеется, далековато. Да и бывает ли она, эта соборность, кроме как в головах тех, кто рынок считает корнем всех бед? /Страноведение/ ------------------- Как заговорить по-арабски? Наталья ЦЫКУРА (N37 от 22.09.1999) Тем, кто решит изучать арабский, не надо ехать за тридевять земель и платить за курсы немалые деньги: в Москве в Саудовской Академии существуют вечерние бесплатные курсы арабского языка и исламской культуры. Учиться могут все желающие старше 12 лет. Набор проводится раз в год, осенью. Записывают на курсы по рабочим дням после 18 часов в администрации Академии. Свободным английским сейчас никого не удивишь, а вот арабский в России - редкий язык. А это возможность найти работу там, где другие ее и искать не будут: в посольствах арабских стран, торговых представительствах, турагентствах. Ежегодно на вечерних курсах Саудовской Академии учатся более 200 человек: школьники, врачи, преподаватели, военные, сотрудники внешнеторговых организаций. Курсы подразделяются на шесть уровней, каждый уровень длится 8 месяцев: 3,5 месяца - занятия, месяц - каникулы, 3,5 месяца - занятия. Каждый уровень состоит из 4-5 тематических разделов. Схалтурить не получится: по окончании каждого урока ученикам нужно написать тест, и нельзя перейти к следующему уроку, пока тест не сдан на 90 процентов. После прохождения каждого уровня выдается свидетельство, а по окончании всех шести уровней - диплом. Методика преподавания разработана министерством образования Саудовской Аравии совместно с преподавателями МГУ, Института стран Азии и Африки, Института востоковедения. Для изучения грамматики используются компьютерные программы, тонкостями произношения можно овладеть в лингвистических кабинетах, а ради разговорной практики в группах проводятся дискуссии и обсуждения. Кроме курсов арабского языка в сентябре в Академии открываются курсы исламской культуры - тоже бесплатные. Цель этой благотворительной акции - культурный обмен, сравнительный анализ культур, осмысление их различий и поиск точек соприкосновения. /Образование/


Полезная информация:
- работа за границей
недвижимость за границей
- лечение за границей
- эмиграция и иммиграция
- образование за границей
- отдых за границей
- визы и загранпаспорта
международные авиабилеты


  Реклама на сайте

Вскрытие Сейфов и Замков


Перепечатка материалов возможна только при установке гиперссылки на сайт www.inostranets.ru
© iностранец, info@inostranets.ru