ЦБ: USD 59.1312; EUR 69.5619; GBP 75.6938      18+            

Оформление виз   Покупка авиабилетов   Дешёвые чартерные билеты   Автопрокат за границей   Бронирование отелей   Туристические страховки
Работа за границей   Недвижимость   Лечение за рубежом   Эмиграция и иммиграция   Образование


Яндекс цитирования

???????@Mail.ru 

Let's take a break:

Выдача денежных займов

iностранец #3 (  ), 28 января 1998 года » к содержанию номера

В два раза дешевле - это не в два раза хуже, а в два раза энергичнее

» Работа за рубежом » 28 января 1998

   Несмотря на наличие некоего списка специальностей, представителям которых попасть на работу в США вроде бы легче, чем всем остальным, реальное профессиональное преимущество при въезде в эту страну, есть, по сути, только у программистов. О том, как его реализовать, "i" рассказал Валерий БОГДАНЦЕВ, директор фирмы "Доминанта-бизнес":

Причины

   Тот факт, что американцы, столь чутко относящиеся ко всему, касающемуся образования, не подготовили для своей страны достаточного количества программистов, насколько случаен, настолько и закономерен. Нет, специально дефицит кадров в этой области никто не создавал, но и перепроизводство тоже особенно не стимулировалось. Причин тут несколько.

   Во-первых, деньги. Рядовой - но высококлассный - россиянин-программист, приступив к работе по специальности в той или иной фирме на территории США, начинает получать $30.000-35.000 в год. Это неизмеримо больше, чем в России. Но в два раза меньше, чем за ту же работу получает его коллега-американец.

   Вторая причина - действительно признанный в мире высокий уровень подготовки наших специалистов. Программирование - одна из немногих отраслей, где нам никого особенно не пришлось догонять. К тому же явно интернациональный характер компьютерного дела - нивелирует национальные и региональные особенности: осваивай - и двигай вперед.

   Третью причину во времена, когда компьютер был еще диковинкой, сформулировал Аркадий Райкин: "Пусть все будет, но пусть чего-нибудь не хватает". Не секрет, что пусть не слишком высокая, но имеющаяся в США безработица носит структурный характер - причем на очень узком профессиональном пространстве. Увидев среди требований, которые предъявляет к российским программистам американская сторона, знание языков С++, и Assambler, многие удивляются:

– Ведь это архаика, вчерашний день, на них работали старые большие машины пятнадцать-двадцать лет назад...

   Работали. Есть эти машины и сегодня, далеко не все торопятся отправить их в утиль.

   А вот желающих поработать на допотопной технике, среди коренных американцев что-то не находится. Они учились, росли, осваивали новейшие языки программирования - и, перешагнув устаревшее и отжившее, заняли соответствующие вакансии. Возиться со старьем им просто не к лицу, да и скучно это. Поездив на BMW, в "Москвич" пересаживаться трудно. Освоившего мультипликацию, компьютерный дизайн, другие, казалось бы, невозможные вещи, возвращаться во вчерашний день уже не тянет. Вот вам и ниша, для заполнения которой, в частности, и брошен клич среди российских программистов.

   В четвертых, чисто психологический аспект. Русский программист - в отличие, скажем, от врача - не страшен. Ну какую-такую ошибку он может совершить, которая могла бы принести физический, моральный или технологический ущерб американскому народу и отдельным его представителям? Правильно, никакой - это вам не врач и не учитель.

   Ну и наконец, фирмами, берущими на работу российских компьютерщиками, движет простое любопытство и уверенность в том, что приток новой крови никогда не помешает.

Механизм

   Легче всего заинтересовать работодателя выпускнику приличного вуза с известным именем - МГУ или Бауманского, но неплохо трудоустраиваются и программисты из глубины России: Новосибирск, Челябинск, Свердловск.

   Каждая серьезная фирма, занимающаяся подбором специалистов для работы в той или иной стране, имеет там своих представителей.

   Нашими партнерами вот уже несколько лет является Центр повышения квалификации американских программистов в Нью-Йорке. Это учебное заведение, готовящее компьютерщиков для всей Америки, у него заказывают специалистов почти все фирмы, использующие труд программистов.

   Подготовка своих специалистов не исключает возможности пользоваться плодами работы других. И предлагать руководителям фирм - специалистов, подготовленных в России. Какая разница, если знания и умения у них одинаковы, уровень квалификации в принципе сопоставим, а талант - это от Бога?

   Механизм таков. Из Москвы в Нью-Йорк, в Центр повышения квалификации приходят резюме (каждая строчка должна соответствовать действительности и имеет документальное подтверждение - российская сторона следит за этим очень строго). Центр, уверенный в достоверности документов, веером разбрасывает их по своим клиентам, предлагая работодателю сразу нескольких потенциальных сотрудников: трех американцев, например, и одного русского. Уровень подготовки, навыки и опыт у всех вроде один, но нашему можно платить в два раза меньше. Ну, какой хозяин откажется от столь выгодного предложения!

   И вот следующий этап - тестирование. В назначенное заранее время российский соискатель звонит в Америку, причем там трубку берет не секретарь и не менеджер по кадрам, а эксперт - такой же крутой программист. Начинается профессиональный разговор. Беседа (естественно, на английском языке, с уточнениями и детализацией: на каких ты машинах работал, заказы каких фирм выполнял, с чем конкретно имел дело - с базой данных или с обработкой), идет от получаса до сорока минут. Время разговора соискатель оплачивает сам, правда, по льготному тарифу.

   Иногда собеседование проводится не по телефону, а очно. Напротив соискателя садится отлично знающий английский язык классный российский компьютерщик, рядом ставится диктофон, потом запись по Интернету сбрасывается в Штаты, а на следующий день - или в этот же, несколькими часами позже - приходит ответ, хотели бы ли американцы видеть этого программиста у себя вживую или нет.

И во весь рост встает вопрос о визах.

Разрешение на работу

   Еще в начале прошлого года все было более-менее просто. Рабочая виза Н, дающая право на работу по найму от 1 до 4 лет, программистам, на въезд которых США дали зеленую улицу, оформлялась без особых проблем.

Сегодня этот порядок ужесточился.

   Американский работодатель, держа в руках заявку на конкретного российского специалиста, последовательно проходит: местное отделение службы занятости, службу иммиграции и натурализации, потом министерство труда и Госдепартамент США, доказывая, что такой специалист фирме действительно нужен, а американца на эту работу не найти. Не обязательно из-за отсутствия специалистов нужной квалификации - но и по той простой причине, например что та или иная фирма только что открылась, не очень еще раскручена, и платить зарплаты в $70.000 в год ей не по карману. Программист-американец на меньшие деньги не пойдет, так что ничего не поделаешь - придется брать русского. В доказательство того, что это действительно так, предприниматель должен предъявить подтверждение предпринятых усилий: объявления, которые он давал в прессе, заявки в кадровые агентства, свидетельства о собеседованиях с кандидатами - и их отказы занять вакантную позицию.

   В службе иммиграции и натурализации будущий работодатель должен суметь дать гарантии, что после окончания срока контакта специалист, которого он приглашает, не будет задерживаться в США и тем более, стремиться остаться здесь на постоянное место жительства. Конечный пункт этих хождений - Госдепартамент США, где все это еще раз просматривается, проверяется, визируется - и документы отправлялись в Москву, где человеку - без долгих разговоров - брали и ставили в загранпаспорте визу.

   Сегодня, доказывая, что данный российский специалист будет безусловно полезен для Америки, предприниматель, который хочет его пригласить, должен собрать неизмеримо большее число справок, отчетов, обоснований. Что чревато не только большой суетой, но и тем, что, собрав в конце концов все бумаги и предоставив их в госорганы, предприниматель, что называется, полностью себя раскрывает - здесь и объем товарооборота, и вся бухгалтерия, и справки из налоговой полиции, и реальная численность работников. Далеко не каждый бизнесмен готов к такому самообнажению и горит желанием раскрыться.

   Они и не раскрываются. Число заявок на наших программистов - как и на российских специалистов в целом начало катастрофически уменьшаться. Скрепя сердце - и явно себе в убыток - работодатель стал отдавать американцам вакансии, которые вполне могли бы достаться русским.

   На попытку одной страны вытеснить со своего рынка труда представителей другой, вытесняемые могут реагировать по-разному. Либо принять новые правила игры и уйти - но в истории международного трудового обмена примеров такой покладистости немного. Либо - активизировать практику черного рынка и дать прирост нелегальной трудовой миграции, когда человек въезжает в страну по гостевой или туристической визе и уcтраивается на работу без разрешения, явочным порядком. Но для программистов это малоприемлемо, поскольку большинство стремящихся к благополучию фирм, стараются быть законопослушными.

   Либо - попытаться обойти ситуацию не мытьем, так катанием. Суть в том, специалист, на которого есть подтвержденная заявка от того или иного работодателя, въезжает в страну по визе B1B2, которая работать по найму права действительно не дает. Он и не работает. А, встреченный специальной группой поддержки и адвокатом, оформляет себе (точнее, ждет, пока ему оформят) комплекс карточек, дающих право на трудовую деятельность: social security с правом работать по найму в течение года, ID card и водительские права с последующим открытием счета в банке, поскольку зарплату при легальном трудоустройстве в США не выдают в конвертике, а перечисляют на счет.

   Нарушения при этом если и есть, то очень небольшие. По американским законам, человек, который въехал в страну по гостевой визе, в течение первых двух месяцев пребывания в стране не должен предпринимать каких-либо телодвижений по поиску работы. Но с помощью адвокатов срок этого моратория можно заметно укоротить. Грамотные действия юриста, - и программист въехавший в страну по визе B1B2, становится обладателем набора документов, дающих право на легальную работу.

   Услуга эта, естественно, платная - $1.600. Такую сумму человек должен ввезти с собой в страну и потратить именно на это. Причем, адвокат возьмется за это дело лишь в том случае, если у прибывшего есть проект контракта, подписанный фирмой, которая готова взять его на работу. Итак, въездной статус откорректирован, человек начинает работать - совершенно открыто и официально.

Зарплата

   Если при подборе высококлассных специалистов в России, рекрутер берет деньги с работодателя, то при трудоустройстве за рубеж рядового - пусть и очень хорошего программиста - порядок расчетов иной. Фирма-посредник берет зарплату за пять недель. Причем не сразу - поскольку человеку надо что-то есть и платить за жилье. Двухкомнатная квартира стоит $600 в месяц, но понятно, что можно снимать ее не одному, а на двоих или, например, на четверых, что, естественно, снижает плату.

   Согласно трехстороннему договору, заключенному работником, фирмой-посредником и работодателем, жалование за пять полных недель работы перечисляется на счет фирмы, которая нашла человеку место за рубежом. Взимать деньги с только что приступившего к работе было бы, конечно, негуманно. К тому же по американским правилам, первые неделя- две считаются притирочными, адаптационными - и работник за это время денег на руки не получает. Они замораживаются на его счету и будут выданы после завершения срока контракта, в день расчета.

   Делается это из-за опасения возможных форс-мажорных обстоятельств: мало ли что может выкинуть человек, которого никто не знает. Появление на работе в нетрезвом виде или какое-либо правонарушение, привлекшее внимание полиции, влечет за собой автоматическое расторжение контракта, что оговорено в нем отдельной строкой.

   Если же все нормально, то отработав четыре недели - и получив деньги за две последних, - жалование за пятую вы отдаете в пользу фирме, которая вас на эту работу устроила. Шестая неделя снова целиком ваша, за седьмую - снова вычтут, восьмая ваша, за девятую вычтут - и так далее, пока фирма не получит одну десятую вашего годового заработка.

   Работа напряженная. Жесткий прессинговый режим, когда час идет за два. Но $$30.000 - 35.000 долларов в год - это только старт. Никто не мешает вам вкалывать и добиваться повышения зарплаты.

Записал: Сергей Обознов

Информация оказалась для вас полезной?
Поделитесь этой заметкой с друзьями:  

» Обратно к новостям »


Архив   Пульс new   Редакция   Реклама   Вакансии [1]   Связаться с нами
© «iностранец» 1993-2017 Распространяется бесплатно   |   Условия предоставления информации и ответственность

Учредитель: «Универсал Пресс»
Адрес учредителя: 115580 г. Москва, ул. Кустанайская, д. 6
Телефон редакции: +7 495 796-76-95
Главный редактор – Сергей Гусев

Свидетельство о регистрации СМИ №01098 выдано Государственным комитетом Российской Федерации по печати (Роскомпечать).
Свидетельство о регистрации СМИ ПИ №77-18220 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 30.08.2004 г.
Редакция не несёт ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. Редакция не предоставляет справок по рекламе и рекламодателям.